hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Я - бандеровец

За последние несколько месяцев представления о границах возможного разбивались вдребезги много раз. Когда противостояние на майдане только начиналось, я говорила: «Не может быть, они не пойдут силой, им не нужен международный скандал». Проходила неделя, и применялась сила. Потом я говорила, что да, они применяют силу, но наверняка не допустят жертв, — прошло немного времени, и на майдане появились первые погибшие. Потом все понимали, что майдан скорее всего разгонят силой, с тревогой следили за событиями в Киеве, но происходило что-то непонятное: «Беркут» шел на жесткий штурм и внезапно отступал. Снайперы, стреляющие с крыш зданий по людям? Нет, этого никто не предполагал: такого не может быть в реальности.

Люди — вне зависимости от своих политических убеждений, образования и языка — плакали перед экранами телевизоров. Мне не раз приходилось слышать об этом от совершенно разных людей. Плакали за погибших, но, думаю, и от потрясения: ОТТОГО, что такое вообще может происходить. Не в кино, не в абстрактных «горячих точках», а в самом центре Киева, где многие из нас бывали, гуляли, сидели в кафе. И вдруг мы сами стали этой «горячей точкой».

После «снайперов» все перевернулось с ног на голову. Те оголтелые противники киевского майдана, кто еще несколько дней назад кричал в гневных порывах: «Раздавить майданутых, они поломали такой красивый Киев и испортили всю брусчатку», — вдруг изменили свою риторику и так же гневно стали высказываться в адрес тогда еще действующего президента.

Внезапно, неожиданно для всех, президент сбежал. Утром в субботу экраны телевизоров пестрели кадрами из Межигорья, демонстрировавшими зашкалившую и безвкусную роскошь, в которой жил экс-«гарант».

Реальность катастрофически быстро изменилась. Привычные ее границы были стерты, и мы приготовились к тому, чтобы определить новую реальность в новых границах. Все представления о предыдущей реальности внезапно перестали работать. После снайперов казалось, что достигнута граница возможного. Поэтому, когда мой коллега по работе в первые дни победы майдана и где-то за неделю до введения российских войск очень спокойно предположил такой ход развития событий, я рассмеялась и сказала ту же фразу: «Этого не может быть. Они не пойдут против всего цивилизованного мира».

На самом деле ни я, ни большая часть моего круга общения реально не оценивали той степени вовлеченности России в дела нашей страны, которая имеет место быть на самом деле.

1 марта, после решения Совета Федерации о введении войск на нашу территорию, мир рухнул еще раз.

Оказывается, нас, русскоговорящих граждан, хотят от кого-то защитить. Очень странно. Кто просил? Кто нас ущемлял?

Патриотическая волна поднялась не на шутку. Многие внезапно ощутили любовь к своей земле. Еще один слом привычных границ — для нас, когда Россия вдруг становится врагом. А мы стали "бандеровцами".

Если бандеровец — это человек, который выступает против лжи, агрессии, нарушения всех возможных международных норм, за свободы и права человека, за современные европейские ценности и у которого есть хотя бы толика патриотизма, — то да, я — бандеровец. И тут таких много — бандеровцев, говорящих по-русски.

В последние дни здесь мы можем наблюдать очень быстрое становление новой идентичности — русскоязычного украинца, который совсем не менее настоящий, чем украиноязычный. И если раньше границы этой идентичности были либо размыты, либо вовсе не просматривались, то теперь они видны достаточно четко.

Рушатся не только границы человеческой, субъективной реальности, но и все те нормы, которые определяли общий миропорядок в последние годы. Оказывается, можно легко и просто ввести войска в соседнюю мирную страну, прикрывшись вымышленными причинами, продолжать упирать на эти причины — при том что абсолютно все видят их ложный характер, представлять письмо некоего гражданина с просьбой о введении войск, говорить, что этот сбежавший из страны гражданин — президент. Мне нравится анекдот, характеризующий происходящее: «Видишь бандеровцев? — Нет. — А они здесь есть. — Видишь русских военных? — Да. — А их здесь нет». Градус абсурда зашкаливает. Кафка уже просто не попадает. Сюрреалисты отдыхают.

Каждую ночь мы ложимся спать с осознанием, что завтра можем проснуться и увидеть на наших улицах хорошо организованную «самооборону», состоящую из военнослужащих Российской Федерации. Ведь не просто так происходят все эти провокации и агрессивные действия в Донецке, Луганске, Харькове. Есть предположение, что сбежавший из Киева Янукович должен был обратиться к «братской державе» с просьбой ввести войска еще в тот день, когда здесь, в Харькове, проходил съезд депутатов всех уровней. Еще тогда должна была возникнуть какая-то новая страна на месте юго-восточных областей Украины. Мне кажется, от этого сценария те, кто пытался его внедрить, еще не отказались. Но могли ли они предположить, что здесь этот сценарий не встретит такой уж большой поддержки среди населения? Мы верим в лучшее, но готовимся к худшему.

Пока что никто не знает, что будет завтра. Но теперь известно одно: может быть все. Даже то, чего по определению быть не может.

Анастасия Афанасьева

Tags: украинцы
Subscribe

  • Шабат шалом!

    Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/ Возможность комментировать открыта только там:…

  • Шабат шалом!

    Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/ Возможность комментировать открыта только там:…

  • Шабат шалом!

    Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/ Возможность комментировать открыта только там:…

Comments for this post were disabled by the author