hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Category:

Витамин D vs Рак груди

Фактически, витамин D является гормоном. Он может действовать двояко: во-первых, проникая внутрь ядра клетки, и затем участвуя в экспрессии тех или иных генов; и во-вторых, связываясь с рецепторами на поверхности клеток, и участвуя в клеточной сигнализации.

Для того, чтобы быть проявлять свою деятельность, он должен сперва преобразоваться в печени в 25(OH)D (25-гидроксивитамин D), называемый кальцидиолом. А далее, в основном, в почках, он должен превратиться в 12,5(OH)2D (1,25-дигидроксивитамин D), называемый кальцитриолом. При этом 25(OH)D является формой, запасаемой организмом для хранения, а 12,5(OH)2D является водорастворимой формой, активно участвующей в биохимических процессах организма.

В опухолевых клетках витамин D стимулирует клеточную смерть и дифференцировку, а также тормозит ангиогенез и рост клеток. Витамин D активирует иммунные Т-клетки и способствует их дифференцировке. Соединения витамина D также обладают способностью регулировать в раковых клетках молочной железы фактор роста и передачу сигналов цитокинов.

Различают дефицит витамина D (<20 нг/мл, т.е. <50 нМ/л), его недостаточность (20–30 нг/мл, т.е. <75 нМ/л) и оптимальные уровни в сыворотке (30-80 нг/мл, т.е. 75-200 нМ/л). Имеющиеся данные позволяют предположить прямую зависимость между недостаточностью витамина D в организме и заболеваемостью раком молочной железы. Из графика связи концентрации 25(OH)D в крови и заболеваемостью раком груди очевидно, что наименьший показатель заболеваемости достигается при уровне выше 100 нМ/л, т.е. выше 40 нг/мл. Данные графика подтверждаются результатами многочисленных исследований.


Более высокие уровни витамина D против более низких его уровней коррелируют с 16 %-ным снижением риска развития рака и 14-26 %-ным снижением риска смерти раковых пациентов. Этот эффект наблюдается как для эстроген-положительных, так и для эстроген-отрицательных опухолей.
Уровни 25(OH)D выше 75 нМ/л против уровня ниже 50 нМ/л ассоциируются с понижением риска рака молочной железы в ближайшие 7 лет – на 20 % у женщин до 60 лет, и на 36 % у женщин старше 60 лет.
Женщины с уровнем 25(OH)D в крови выше 40 нг/мл, по сравнению с женщинами с уровнем ниже 20 нг/мл, имели на 44 % ниже риск рака молочной железы.
А женщины с уровнем 25(OH)D выше 60 нг/мл, по сравнению с женщинами с уровнем ниже 20 нг/мл, имели уже в 5 раз ниже риск рака молочной железы.
В ещё одном аналогичном исследовании эта разница была ещё более выразительной – 6,8 раза. Ещё в одном исследовании было показано, что концентрация витамина D в плазме >50 нМ/л по сравнению с концентрацией <50 нМ/л, снижает риск заболеваемости раком молочной железы в 3,5 раза.
Снижение риска было вдвое больше среди женщин в постменопаузе, и не зависело от статуса гормонального рецептора опухоли.
Мета-анализ показывает, что каждые 4 нг/мл повышения уровня 25(OH)D линейно снижает риск смерти от рака молочной железы на 6 %, а каждые 10 нг/мл повышения уровня 25(OH)D – на 14 %. Наконец, в 4-летнем двойном слепом клиническом исследовании, добавки 27,5 мкг/сут витамина D и 1'500 мг/сут кальция снижали у женщин в постменопаузе риск заболеваемости на 77 % по сравнению с контролем.

Дефицит витамина широко распространён у женщин с раком молочной железы.
Низкая концентрация витамина D в крови ассоциируется не только с повышением заболеваемости раком молочной железы, но также с более агрессивными его типами и с более неблагоприятным прогнозом. При уже имеющемся раке молочной железы, уровни 25(OH)D выше 30 нг/мл ассоциируются со снижением смертности пациентов более, чем на треть по сравнению с уровнем ниже 20 нг/мл.
В одном исследовании ранее лечившиеся от рака молочной железы женщины с высоким уровнем витамина D в крови показали на 28 % более высокую 8-летнюю выживаемость, чем женщины с низким уровнем.
В другом исследовании женщины с дефицитом витамина D на момент диагностики рака молочной железы имели на 94 % больше вероятности дальнейшего распространения опухоли, и на 73 % больше вероятности умереть в течение следующих 10 лет, по сравнению с женщинами с достаточным уровнем витамина D.
И наборот, женщины с высоким уровнем 25(OH)D в плазме летом (выше 32 нг/мл), по сравнению с женщинами с его низким уровнем (ниже 17 нг/мл), имеют значительно более низкий риск развития рака молочной железы.
Тот факт, что у афроамериканок заболеваемость и агрессивность рака груди значительно выше, чем у белых американок, может объясняться более высоким уровнем уровнем 25(OH)D у последних за счёт более восприимчивой к ультрафиолету светлой кожи.
Данные мета-анализа показывают, что при уровне 30 нг/мл витамина D показатель смертности в течение 9 лет после постановки диагноза примерно вдвое ниже по сравнению с уровнем 17 нг/мл – средним уровнем, наблюдающимся у пациентов с раком молочной железы в США на момент диагностики.
Дефицит 25(OH)D связан не только с риском рака молочной железы. Крупное десятилетнее когортное исследование показало, что у лиц с дефицитом (30-50 нМ/л) или глубоким дефицитом витамина D (<30 нМ/л), общая смертность выше, соответственно, в 1,17 и в 1,71 раза по сравнению с лицами, не имеющими его дефицита (>50 нМ/л). Дефицит витамина D оказался связан с более высокой сердечно-сосудистой смертностью (в 1,39 раза), а также смертностью от рака (в 1,42 раза) и от респираторных заболеваний (в 2,5 раза). Отрицательная связь концентрации 25(OH)D в сыворотке со смертностью от всех причин выявилась нелинейной, резко увеличиваясь при концентрациях 25(OH)D <75 нМ/л, как это и представлено на графике выше.

Нехватка витамина D является серьёзной глобальной проблемой. Недостаток витамина D наблюдается у 70 % населения Европы. Во Франции, например, недостаток витамина испытывает около 80 % населения, а его дефицит – 35 %; к концу зимнего периода эти цифры становятся ещё драматичнее. Лишь около 20 % взрослых французов имеет уровень 25(OH)D выше 30 нг/мл, а в Украине лишь 4,6 % населения имеют достаточный его уровень.

Особо важен адекватный уровень витамина D в период полового созревания, когда грудь развивается, и в период от менархе до первой беременности, когда клетки груди ещё окончательно не созрели. У девочек-подростков с самым высоким уровнем в крови витамина D, риск рака молочной железы во взрослом возрасте оказывается на 50 % ниже, чем у девочек с самым низким его уровнем. Здесь достаточный уровень потребления витамина D был оценён в 25 мкг/сут, т.е. в полтора раза выше рекомендуемой нормы. С дефицитом витамина D ассоциируется не только рак, но также диабет II типа, болезнь Альцгеймера, деменция и рассеянный склероз.

С возрастом необходимость в добавках витамина D возрастает, поскольку в возрасте 60 лет его производство снижается в 4 раза по сравнению с 20-летним возрастом. Потребность в поступлении витамина D увеличивается при неадекватном его усвоении, тёмном цвете кожи, недостаточном солнечном облучении, а также при избытке жировых запасов в организме. Многие инфекционные болезни могут подавлять рецепторы витамина D, блокируя его усвоение. Химиотерапия также снижает уровень витамина D в организме, вынуждая компенсировать его потери за счёт добавок. Наконец, некоторые генетические полиморфизмы могут ухудшать способность организма вырабатывать витамин D. Людям с такими генетическими особенностями приём витамина D является вопросом жизни.

Пополнять запасы витамина D можно эндогенно – путём выработки его в коже под действием ультрафиолетового облучения, либо экзогенно – путём потребления пищи с высоким содержанием витамина D, или путём приёма специализированных добавок. Первый путь более предпочтителен, однако пищевых источников для пополнения запасов витамина D в организме может оказаться недостаточно, потому что для этого потребуется потреблять их в чрезмерно больших объёмах. Например, для обеспечения адекватного уровня витамина D нужно съедать около 400 г жирной сельди ежедневно, а это может повлечь за собой другие дисбалансы в организме.

Солнечный свет – естественный и наилучший способ повысить уровень витамина D в организме. Солнечный свет также позволяет естественно управлять другими гормонами, такими как мелатонин, серотонин, кальцитонин и меланоцит-стимулирующий гормон; регулировать циркадные ритмы, снижать общий воспалительный уровень и благоприятно влиять на иммунную систему. В летнее время ежедневное солнечное облучение тела в течение 20-30 минут может привести к выделению у белых людей примерно 10'000 МЕ витамина D, который способен запасаться в жировой ткани на зимнее время. Однако если солнцу доступны лишь лицо и руки, производство витамина D упадёт в 20 раз.

Широко распространено мнение, что следует избегать прямых солнечных лучей, чтобы не спровоцировать появление меланомы. Конечно, лучевые ожоги являются для кожи канцерогенным фактором, которого следует избегать. Тем не менее, солнцезащитные кремы нужны лишь как временная защита не защищённой загаром кожи в начале летнего сезона. Постоянное же их использование снижает выработку витамина D, что является канцерогенным фактором для всех остальных органов.

На самом деле, страх перед солнечным облучением иррационален. Если солнечная радиация не вызывает ожогов или раздражения кожи, она вряд ли будет вредной. Кроме того, нет никакой необходимости пребывания под прямыми солнечными лучами; достаточно длительного приглушённого или рассеянного света. В конце концов, как свидетельствует статистика, риск умереть от рака кожи вследствие чрезмерного солнечного облучения в несколько раз ниже, чем риск умереть от рака груди, вызванного нехваткой витамина D вследствие недостаточного солнечного облучения.

В Украине солнце активно лишь 3 месяца в году, а острая нехватка интенсивного ультрафиолетового спектра продолжается с октября по апрель. Зимой в Украине обычно пасмурно, а площадь тела, выставленная под солнечный свет, минимальна. В этот период альтернативой естественному воздействию ультрафиолета может стать посещение солярия. Однако стоит заметить, что облучение тела ярким светом (естественным или искусственным) должно происходить в первой половине дня, чтобы следовать естественному циркадному циклу день:ночь.

В случаях, когда ультрафиолетовое облучение под солнцем или в солярии оказывается либо недостаточным, либо невозможным, а пищевых источников витамина D недостаточно, то для ликвидации его нехватки приходится прибегать к применению добавок. Тем не менее, экзогенные источники витамина D не решают проблему дефицита солнечного света, обладающего более широким физиологическим действием, чем просто синтез витамина D.

Витамин D лучше всего принимать на завтрак, т.е. во время трапезы, в которой рекомендуется наибольшее количество жиров. Это может значительно улучшить его поглощение. В жирорастворимой форме витамин D может приниматься один раз в неделю (недельная доза разово).

Существуют две основные доступные формы витамина D: D2 (эргокальциферол) и D3 (холекальциферол). Витамин D3 под действием облучения синтезируется кожей животных и содержится в животной пище; а витамин D2 синтезируется промышленным способом путём облучения дрожжей.

Витамин в форме D2 малоэффективен, а его высокие дозы могут вызывать неблагоприятные побочные эффекты, такие как гиперкальциемия, в то время как в форме D3 даже бо́льшие дозы витамина, похоже, не дают побочных эффектов. Когда различные формы витамина D оценивались отдельно, то среди них только лишь витамин D3 статистически значимо снижал смертность от всех причин.

Приём витамина D должен, по всей видимости, обеспечивать показатель 25(OH)D в крови на уровне не ниже 40 нг/мл, потому что только при этом значении появляется возможность его накопления. Однако он не должен превышать 100 нг/мл. Диапазон 51-75 нг/мл считается достаточным; т.о. уровень, к которому мы должны стремиться – около 60 нг/мл. Именно такой средний уровень 25(ОН)D имеют жители экваториальной зоны Африки, тогда как жители Украины – около 12 нг/мл, т.е. фактически испытывают серьёзный дефицит.

Естественно, возникает вопрос о дозировке добавок витамина D. Рекомендации различных специалистов различаются в несколько раз. Как бы там ни было, основным показателем, определяющим дозировку витамина D, должна быть его концентрация в крови. Эндокринное общество (Endocrine Society) считает оптимальным концентрацию витамина D у взрослых людей не ниже 75 нМ/л (30 нг/мл), и рекомендует принимать его добавки в дозировке до 1'500–2'000 МЕ/сут, а людям с ожирением – ещё больше. В качестве примера добавки можно назвать препарат Аквадетрим®*.

Согласно эмпирическому правилу, потребление 1'000 МЕ/сут витамина D приводит к увеличению концентрации 25(OH)D примерно на 10 нг/мл, хотя существуют некоторые индивидуальные отклонения. Таким образом, для достижения минимального уровня (30 нг/мл) среднестатистическому жителю Украины придётся ежедневно принимать дополнительно около 1'800 МЕ (45 мкг) витамина D, т.е. втрое выше рекомендованой суточной дозы. Для достижения оптимального уровня (40 нг/мл) потребуется добавка 2'800 МЕ (70 мкг) витамина D. А для достижения безопасного уровня (60 нг/мл) – не менее 4'800 МЕ (120 мкг), что предположительно позволит вдвое снизить заболеваемость раком молочной железы. Для понимания, 100 мкг витамина D можно получить, побывав всем телом на ярком летнем солнце не менее 10 минут в день, или же из 100 г печени трески зимой.

Однако это ориентировочные цифры. Более точно определить необходимость добавок и их дозировку можно лишь по результатам анализа уровня 25(OH)D в сыворотке крови. Контроль должен проводиться каждые 3 месяца от начала приёма кальциферола, чтобы можно было избегать как недостатка, так и избытка витамина D, а его доза должна корректироваться сразу же по достижению оптимального уровня.

Стоит предостеречь от передозировок витамина D, потому что уровни 25(OH)D более, чем 60 нг/мл, могут быть связаны уже с повышением смертности. Но это предостережение касается приёма добавок витамина D, потому что получить его избыток из обычных пищевых продуктов или от солнца маловероятно.

Токсичность высоких доз витамина D может быть вызвана дефицитом витаминов A, K, E, а также селена. Например, при высокой концентрации витамина D и недостатке витамина К, возможным токсическим эффектом является кальцификация мягких тканей. Последний факт заставляет обратить внимание на то, что изучение любого витамина самого по себе, без учёта его совместного действия с другими витаминами, может оказаться некорректным. Добавки любого из них без добавок его метаболических помощников могут привести не к тем эффектам, которые ожидались. 

Все ссылки на упомянутые исследования здесь https://www.cancerwinner.info/Breast_Cancer_ru/p7_8-supplement.htm#supplement_vitamin-D

Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/
Возможность комментировать открыта только там: https://hozar.dreamwidth.org/686262.html.</font>
Tags: здоровье
Subscribe

  • Covid-19 Diary

    Болезнь, похоже, движется к завершению, так что можно подводить, хотя бы промежуточные, итоги своего личного опыта (кликните на рисунок для…

  • Dr. Nasha Winters

    - По статистике, рак начинает обгонять сердечнососудистые заболевания как причина смерти. Что вы можете посоветовать людям, которые еще не…

  • Витамин D vs SARS-CoV-2

    https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7498100/ В данном исследовании использовался ретроспективный анализ ослепленных тестов, проведенный в…

Comments for this post were disabled by the author