hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Category:

Антиоксиданты vs рак

В медицинском сообществе до сих пор преобладает мнение, что поскольку антиоксидантные добавки снижают окислительный стресс на раковые клетки, их применение во время химиотерапии нежелательно. Следует согласиться, что раковые клетки в большей степени нуждаются в антиоксидантах, чем нормальные клетки; и антиоксиданты действительно могут снижать токсичность препаратов химиотерапии. Но на самом деле, это чересчур упрощённый взгляд на действие добавок; их действие гораздо сложнее и шире, чем просто нейтрализация свободных радикалов.

Несмотря на возможность снижения поражающего действия ортодоксального лечения на раковые клетки, добавки оказывают защищающее действие на здоровые клетки, а также могут удерживать клетки, находящиеся в пред-раковом состоянии от злокачественного перерождения. Последнее может способствовать предупреждению рецидивов болезни. Далее, раковые клетки под действием химиотерапии гибнут как путём апоптоза, так и путём некроза. Как известно, первый вариант смерти клеток более предпочтителен, так как он не ведёт к воспалительным явлениям. Многие вещества антиоксидантного действия способствуют активации апоптотического пути гибели клеток, что смещает соотношение некроз/апоптоз в сторону второго.

Многочисленные исследования на животных демонстрируют уменьшение темпов опухолеобразования и/или увеличение продолжительности жизни при комбинации химиотерапии и антиоксидантных добавок. 

Одно нерандомизированное исследование (1992) было проведено в Финляндии на 18 пациентах с немелкоклеточным раком лёгких под руководством доктора Карла Яаккола (Kaarlo Jaakkola). Пять человек (28 %) находились на последней стадии заболевания. Пациенты, наряду с обычным лечением, получали комплекс витаминов и минералов.
Витамины и жирные кислоты:
- Ретинол пальмитат (Витамин A): 15'000-40'000 МЕ;
- Бета-каротин: 10'000-20'000 МЕ;
- Тиамина гидрохлорид (Витамин B1): 150-750 мг;
- Никотинамид (Витамин B3): 150-400 мг;
- Пантотенат кальция (Витамин B5): 50-300 мг;
- Пиридоксин HCI (Витамин B6): 200-1'140 мг;
- Цианокобаламин (Витамин B12): 30-1'600 мкг;
- Аскорбиновая кислота (Витамин C): 2-5 мг;
- Витамин D: 400-1'000 МЕ;
- Альфа-токоферол ацетат (Витамин E): 300-800 МЕ;
- Биотин: 300-1'000 мкг;
- Незаменимые жирные кислоты: 5-65 г.
Минералы: кальций, магний, цинк, марганец, селен, медь, хром, ванадий.

Обычно через 30 месяцев около 99 % больных с немелкоклеточным раком лёгких умирает. В то же время, в исследовавшейся группе 44 % больных, сочетавших лечение с приёмом вышеперечисленных добавок, по-прежнему оставались в живых спустя 32 месяца от начала исследования.

Подобные контролируемые клинические исследования пациентов с развитыми формами рака провёл доктор Абрам Хоффер (Abram Hoffer) в 2000 году . Здесь участие принимали 844 человека. Протокол комплексного лечения Хоффера включал в себя:
- Отказ от нездоровой пищи (рафинированные и промышленно обработанные пищевые продукты; продукты, содержащие белую муку, сахар и неестественные добавки; а также жирные и аллергенные продукты);
- Витамин C: 10-40 г/сутки перорально;
- Витамин B3 (ниацин или ниацинамид): 300-3'000 мг/сутки;
- Витамин В6: 200-300 мг/сутки;
- Фолиевая кислота 1-30 мг/сутки;
- Витамин Е сукцинат: 400-1'200 МЕ ежедневно;
- Смешанные каротиноиды (в виде морковного сока);
- Мультивитамины и минералы;
- Кофермент Q10: 300-600 мг/сутки;
- Селен: 200-1'000 мкг/сутки;
- Цинк: 25-100 мг/сутки (с небольшим добавлением меди);
- Кальций и магний в соотношении 2:1.

Группа Хоффера принимала питательные вещества два-три раза в день; контрольная группа проходила стандартное лечение.
Сравнение усреднённых кривых выживаемости пациентов, принимавших добавки со среднестатической кривой приведено на рисунке. Точное определение эффективности данного лечения вызывает методологические сложности из-за больших различий в возрасте, формах рака, степени развития опухоли, применяемого к ним стандартного лечения, порядка отбора пациентов, а также из-за различных подходов к оценке результатов. Тем не менее, усреднённая статистика выживаемости пациентов, представленная Хоффером, показывает значительную разницу между обоими группами.

Не все отчёты исследований были однозначными, показывая широкий разброс данных. В 2005 году группа доктора Изабель Бэйрети (Isabelle Bairati) опубликовала отчет об исследовании связи антиоксидантных добавок с заболеваемостью и тяжестью побочных эффектов, вызванных лечением. В двойном слепом исследовании участвовало 540 пациентов, подвергавшихся лучевой терапии для лечения рака головы и шеи. Первая группа принимала добавки 400 МЕ/сутки витамина Е (альфа-токоферола) и 30 мг/сутки бета-каротина во время лучевой терапии и 3 года после этого. Вторая группа принимала плацебо. Результаты оказались смешанными. С одной стороны, в первой группе, без снижения эффективности лечения, отмечалось значительное (до 62 %) смягчение последствий лучевой терапии. С другой стороны, за 6,5 лет наблюдений, смертность была выше в группе, принимавшей антиоксиданты; в том числе от причин, связанных с раком - на 12 %.

Несовпадение с результатами двух вышеприведенных исследований может быть связано с различием использовавшихся в них антиоксидантов.

В то же время, Чарльз Симоне (Charles Simone) в 2007 году на основе 280 рецензируемых статей, из которых 50 были отчётами о клинических испытаниях с участием 8'521 пациентов, пришёл к заключению, что безрецептурные антиоксиданты и другие питательные вещества не снижают эффективность лучевой/химиотерапии рака. Более того, они увеличивают поражающее действие терапевтических средств, уменьшают их побочные эффекты, и защищают нормальную ткань. В список рассмотренных ним веществ входят бета-каротин; витамины А, С и Е; селен; цистеин; витамины группы В; витамин D3; витамин К3 и глутатион как по отдельности, так в комбинациях. В 15 исследованиях на людях, 3'738 пациентов, принимавших нерецептурные антиоксиданты и другие питательные вещества, фактически имели повышенную выживаемость.

Доктор Кейт Блок (Keith Block) в 2007 году сделал обзор 845 рецензируемых статей и 19 клинических испытаний, которые отвечали строгим критериям включения. Список антиоксидантов включал глутатион, мелатонин, витамин А, витамин С, N-ацетилцистеин, витамин Е и эллагиновую кислоту. После обсуждения использование питательных добавок для пациентов, проходящих стандартное лечение, был сделан вывод: "Ни в одном из исследований не сообщалось доказательств значительному снижению эффективности от антиоксидантных добавок во время химиотерапии. Многие исследования показали, что антиоксидантные добавки приводят или к увеличению времени выживаемости, или к увеличению опухолевого ответа, или и к тому, и другому, а также к уменьшению токсичности по сравнению с контрольной группой."

В обзоре влияния антиоксидантов на лучевую терапию, который опубликовал доктор Ральф Мосс (Ralpf Moss), большинство исследований также приходят к положительным выводам о взаимодействии антиоксидантов и лучевой терапии. Мосс также рассмотрел причины, по которым антиоксиданты могут способствовать эффективности лучевой терапии.

Как видим, роль витамино-минеральных и антиоксидантных добавок является сложной и не всегда однозначной. Противоречивость результатов исследований антиоксидантов может иметь, среди прочих, нижеизложенные объяснения, которые предложил Джон Бойк (John Boik).

Принципиальные соотношения оксидантного стресса и пролиферации клеток можно представить в виде условного графика, приведенного ниже. 

Известно, что мягкий окислительный стресс может способствовать пролиферации различными путями; высокий окислительный стресс приводит раковые клетки к гибели; а очень высокий окислительный стресс убивает даже нормальные клетки. Однако, данное графическое представление не учитывает антиоксидантные резервы организма. Чтобы рассмотреть отношения всех трёх факторов - антиоксидантных запасов, концентрацию АФК и клеточную пролиферацию, требуется изобразить более сложный график. Для пациентов с изначально относительно низким, средним или высоким уровнем антиоксидантных резервов в организме следует отобразить свои собственные линии, что и сделано на следующем графике.

На нём видно, что с ростом концентрации АФК антиоксидантные резервы раковой клетки уменьшаются для всех трёх типов пациентов, причём наиболее резко они падают при высокой концентрации АФК. Второй график также показывает, что раковые клетки у пациентов с низкими антиоксидантными запасами более восприимчивы к окислительному стрессу, чем у пациентов с высокими резервами. Например, точка G, соответствующая прекращению пролиферации, скорее наступает для пациентов с низким запасом антиоксидантов (оранжевый цвет), чем для пациентов с высоким запасом (фиолетовый цвет).

Оба эти графика позволяют понять, как антиоксидантные добавки могут повлиять на пролиферацию раковых клеток в различных условиях проведения исследований.
Случай 1. Ситуация умеренного окислительного стресса при среднем запасе антиоксидантов (точка D на зелёной линии).
Такая ситуация может быть у пациента, не подвергавшегося лучевой или химиотерапии, и поэтому концентрация АФК не очень высока. Если при неизменном уровне АФК пациент принимает дозу антиоксидантов, достаточную для создания высоких резервов, то нам следует провести воображаемую линию вверх от точки D к фиолетовой кривой (кривой пациента с высокими антиоксидантными резервами), где мы попадём к месту между точками С и D. Обращаясь теперь к предыдущему графику, мы видим, что движение от точки В к месту между точками С и D вызовет небольшое увеличение пролиферации.
Случай 2. Ситуация умеренного окислительного стресса при низком запасе антиоксидантов в раковой клетке (точка D на оранжевой линии).
Такая ситуация возможна у пациента, который не подвергался химиотерапии. Если пациент начнёт поднимать уровень антиоксидантных резервов до высокого уровня, то нам следует провести воображаемую линию от оранжевой точки D вверх до фиолетовой линии, где мы попадём между точками B и С. Обращаясь вновь к предыдущему графику, мы видим, что движение от точки D к месту между точками В и С вызывает заметное снижение пролиферации. Антиоксиданты могут подавлять клеточную пролиферацию различными путями, например, путём нормализации деятельности рецепторов фактора роста, PKC и факторов транскрипции.
Случай 3. Ситуация умеренно-высокого окислительного стресса при низком запасе антиоксидантов (точка F на оранжевой линии).
У терминального пациента, который не прошёл химиотерапию, антиоксидантные резервы могут быть истощены, а окислительный стресс может быть хоть и высоким, но не настолько, каким он мог бы быть при химиотерапии. Пролиферация, судя по верхнему графику, сдерживается высоким окислительным уровнем. Увеличение антиоксидантного запаса приводит нас к месту между точками D и Е на фиолетовой кривой. Верхний график показывает, что движение от точки F к точкам D и Е может вызвать умеренное увеличение пролиферации.
Случай 4. Ситуация высокого окислительного стресса при низком запасе антиоксидантов в раковой клетке (точка Н на оранжевой линии).
Увеличение запасов антиоксидантов в данном случае приводит нас в точку F на фиолетовой кривой. Верхний график показывает, что положение для раковых клеток при этом принципиально меняется: из зоны смерти они перемещаются в зону умеренной пролиферации. Становится понятным, почему низкие (пероральные) дозы витамина С вместо уничтожения опухоли иногда могут вызвать значительное увеличение пролиферации. Как видим, последствия увеличения антиоксидантов могут быть самым разными, в зависимости от условий их применения.

Между тем, следует заметить, что пролиферация означает вхождение раковых клеток в клеточный цикл. Если пациент принимает химиопрепараты, убивающие раковые клетки во время деления, то введение клеток в клеточный цикл подставляет их под удар химиотерапии. Без вхождения в клеточный цикл многие из них могли бы пережить курс химиотерапии в спящем состоянии; особенно это касается случаев медленно растущих опухолей. Парадоксально, но усиление пролиферации за счёт приёма антиоксидантов может таким образом усилить действие стандартных препаратов химиотерапии.

Если мы хотим сдерживать рост опухоли без вреда для остальных клеток, то, как следует из верхнего графика, мы должны стремиться к точке А. Для этого нам следует принимать достаточное количество антиоксидантов, в том числе невысокими дозами витамина С (перорально). На этом пути в зависимости от места старта, возможно, придётся пройти через точку D (временное усиление пролиферации) и, если получится, добраться до намеченной конечной точки (А). Если же мы ставим перед собой задачу уничтожения раковых клеток, то мы должны стремиться к точке Н. Для этого нам следует увеличить уровень АФК в опухоли до терапевтических доз, например, высокой концентрацией витамина С (внутривенно). Правда, в последнем случае окислительный стресс не должен быть длительным, так как он будет негативно влиять и на нормальные клетки.

Как бы там ни было, все приведенные выше случаи рассматривают условную среднюю раковую клетку; в реальности любая выбранная клетка в опухоли может испытывать большую или меньшую степень окислительного стресса и может реагировать соответствующим образом. Таким образом, невозможно ожидать одинакового эффекта для всех раковых клеток опухоли: возможно, в то время, как одни будут гибнуть, другие будут стимулироваться к размножению. Кроме того, здесь рассмотрена зависимость пролиферации от одного лишь окислительного стресса. Фактически же, рост или уменьшение опухоли зависит также от многих других факторов - действия лекарственных средств, других природных веществ или иммунных клеток. К ним так же можно применить подобный теоретический анализ, в каких случаях антиоксиданты (в том числе, витамин С) могут принести пользу, а в каких - вред.

В целом, антиоксиданты улучшают кровоток, чем способствуют нормальной оксигенации тканей, а значит, делают раковые клетки более чувствительными к ортодоксальному лечению. 

Антиоксиданты могут сдерживать развитие опухоли за счёт уменьшения вызванного свободными радикалами повреждения ДНК и снижения геномных мутаций, за счёт снижения уровня вызванного гипоксией фактора (HIF-1), а также за счёт подавления аэробного дыхания, что ведёт к снижению производства энергии в раковых клетках. У женщин, принимавших антиоксиданты (витамин Е, витамин С, поливитамины) после диагностики инвазивного рака молочной железы, на 18 % был снижен риск смертности, и 22 % снижен риск рецидивов. Мета-анализ показал, что потребление витамина С в дозе 100 мг в день после постановки диагноза на 27 % снижает общую смертность и на 22 % - смертность от рака молочной железы.

Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/
Возможность комментировать открыта только там: https://hozar.dreamwidth.org/584068.html.</font>
Tags: здоровье
Subscribe

  • Що робити простому народу?

    «Пане Лютий, скажіть, що робити? Порошенко барига, пахан…» Відкажу – краще посуд помити, Підладнати похилий паркан. «Атакують московські уродці!…

  • Хохлам - хулителям России

    Позор хулителям России, Позор продажным крикунам, Что смуту сотни лет вносили, И мелко пакостили нам! Позор подонкам, что порочат Всю жизнь Политику…

  • Дочка маминой подруги

    У спорті всі твої потуги Зійшли в дитинстві нанівець, Бо дочка маминой подруги Така розумна, шо пиздець. Ти виграєш олімпіади Із математики і мов.…

Comments for this post were disabled by the author