hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Мутное дело Бубенчика

Утром 19-го стало ясно, что Майдан выстоял. Силовики потеряли оба БТРа, два из трех водометов и выработали почти весь запас гранат. Майдан потерял запасы горючего и почти половину территории. Однако натиск силовиков выдохся. Слабые действия еще продолжались до утра 20-го, однако ситуация скатилась в пат. Хотя стратегическое и материально-техническое превосходство за силовиками, их руководство исчезло, а силы для наступления отсутствуют - все истощены, резервов нет, руководство операцией не осуществляется. Ряды черных шеренг растаяли до тоненькой ниточки - большинство отошло на отдых, а некоторые начали грузиться в автобусы. Наибольшая концентрация силовиков наблюдается возле Стеллы независимости. Но опасности нового штурма нет. Даже если жиденькая штурмовая группа расчистит площадь и прорвется вплоть до Казацкого редута и Почтамта, то развить ее успех будет некому - некого вводить в прорыв. А сама она тут же попадет в окружение. Действует условное "перемирие", ограничивающееся бросками камней и гранат. В то же время, к столице подъезжают автобусы с подмогой Майдану.

И в этот момент на сцену выходит Иван Бубенчик. Ну, по крайней мере, он так говорит. "Под утро какой-то парень принес автомат Калашникова в сумке из-под теннисной ракетки и семьдесят патронов. Я стрелял из самого дальнего от Майдана окна Консерватории, за колоннами, на третьем этаже. Оттуда были хорошо видны милиционеры возле Стеллы независимости. Я выбирал тех, кто командовал. Расстояние было очень маленькое, поэтому на двоих командиров потребовалось два выстрела. Я не стал дожидаться, пока они повернутся, и обоих застрелил в затылок. Далее я стрелял из различных точек на Майдане, чтобы создать видимость наличия большого количества оружия. Остальных мне не нужно было убивать, только ранить в ноги." На тот момент, когда Бубенчик делал свои первые признания, многие подробности гибели силовиков были неизвестны.

А что нам известно не из показаний Бубенчика? Рано утром из Консерватории кто-то действительно открыл огонь по силовикам. В течение часа огнестрельные ранения получает шестеро из них. Командиру днепропетровского «Беркута» Андрею Ткаченко через депутата Андрея Шевченко удается передать коменданту Майдана Андрею Парубию сообщение об обстреле своих подчиненных. Чтобы не допустить эскалации насилия, Парубий отправляет в Консерваторию группу активистов, чтобы погасить огневую точку. Обнаружить стрелка им не удается - к тому времени он сменил свою дислокацию.

Бубенчик утверждает, что застрелил двух командиров выстрелом в голову, возле Стеллы незавимости. Однако погибшие между 07:00 и 08:00 прапорщик Спичак (сквозное ранение в бедро) и старшина «Беркута» Зубок (пуля насквозь прошила слабенький бронежилет) получили свои ранения на Институтской. С указанной Бубенчиком точки практически весь сектор обстрела Институтской закрывает Стелла независимости и ТЦ «Глобус». К тому же поразить с высокой точностью цель на Институтской с балкона Консерватории автоматом Калашникова затруднительно. Расстояние выстрела превышает сотню метров, а Бубенчик, по его словам, последний раз стрелял в цель в армии много лет назад. Зато цель легко достать снайперской винтовкой из гостиницы «Украина», откуда все видно, как на ладони. Тем более, профессионалу.

О других погибших и раненых за данный отрезок времени силовиках неизвестно. Разве только, если это были совершенно левые люди, в том числе с характерным московским акцентом, которых ранее замечали на Европейской площади. Но если бы стреляли не в подчиненных Ткаченко, он не стал бы звонить Парубию. 

Ст. сержат Симисюк погиб в 08:55 возле Жовтневого палаца. Одна пуля 7,62 мм вошла прямо в лоб, чуть ниже среза каски, другая, почти одновременно с ней - в ногу. Характер ранений наводит на ряд версий. Для стрельбы очередью это крайне странное сочетание одного точного выстрела и слишком большого разброса остальных пуль. Для двух одиночных выстрелов это слишком редкое одновременное сочетание двух намерений; более вероятно намеренное поражение снайперами одной цели и по одной команде. Эту смерть Бубенчик на себя уже не берет, да ее ему и не инкриминируют. 

И, наконец, заявление прокуратуры, накопившей огромный фактаж по событиям 20-го февраля: "От 07:00 до 08:00 на Майдане Независимости Бубенчик предположительно совершил три прицельных выстрела из охотничьего карабина «Сайга М3», повлекшие смертельное ранение прапорщика ВВ (бедренная артерия, смерть в результате массивной кровопотери); смертельное ранение милиционера «Беркута» (живот, внутренние органы, смерть в результате массивной кровопотери); тяжелое ранение майора ВВ (сквозное ранение плеча и грудной клетки)." 

Таким образом, прокуратура подозревает Бубенчика в убийстве Спичака и Зубка. Принятая Верховной радой амнистия участников Майдана, по мнению прокуратуры, не касается тяжких преступлений, в том числе умышленного убийства безоружных людей.

Оставив в стороне споры о целесообразности и законности действий прокуратуры, обратим внимание на фигуру самого Бубенчика. Слишком много не вяжется в его показаниях. И слишком много возникает вопросов.

Можете сами представить себе ситуацию, как какой-то неизвестный парень отдает другому неизвестному парню кучу патронов и автомат - единственный на весь Майдан? Как человек, прошедший советскую армию, может не различать Калаша и Сайгу? Какого размера должна быть теннисная сумка, чтобы вместить карабин и 70 патронов к нему? Зачем было стрелять в момент, когда никого не нужно было сдерживать, если не с целью спровоцировать ответный огонь? Куда он девал оружие после описываемого ним эксцесса - тоже отдал "какому-то парню"? Почему он оговаривает себя двумя фейковыми убийствами? Почему вместо помощи прокуратуре в восстановлении картины преступлений он участвует в политически ангажированных акциях? Кто он - полезный идиот, которого использовала третья сила для создания хаоса, или чей-то агент, который сам держит нас за идиотов? 

Решающей для Майдана была ночь с 18 на 19 февраля 2014. Вся президентская рать, которую можно было привлечь, была собрана в правительственном квартале и направлена на Майдан. В бой было брошено несколько тысяч силовиков, бронетранспортеры, водометные машины, в резерве - десятки автоматчиков и снайперы спецслужб. Погибшие от огнестрела были с обоих сторон. Однако скорострельное оружие массово не применялось вплоть до 20 февраля. Был приказ штурмовать баррикады. Но приказа расстрелять восставших не было. Иначе все бы закончилось в ту же ночь, как и анонсировал рупор тьмы Олег Царев. И количество жертв исчислялось бы не десятками, а тысячами. 

Утром 20-го ситуация была иной. В Киев приехали представители иностранных государств для политического разрешения кризиса. Депутаты большинства были психологически сломлены, и были готовы принять новые условия. Противостояние на Майдане ранним утром было очень вялым, пока в 09:00 внутренние войска не бросились отступать. 
На Институтской лилась кровь - недостаточно, чтобы сломить волю майдановцев, но достаточно, чтобы разжечь агрессию толпы и сподвигнуть ее на безумие разрушений. А из Москвы раздавались призывы к власти "не позволять вытирать об себя ноги". 
С Грушевского отводили оцепление, открывая путь к Верховной раде, снимали охрану правительственных зданий. Но уже печаталась статья в московской "КП" о захвате экстремистами Верховной рады. 
Ключевые фигуры власти готовились к бегству в Харьков, где намечался сепаратистский съезд. 
Паковались вещи и топились документы в Межигорье.  Но уже чеканились медали "За освобождение Крыма".
Главной целью третьей силы был не разгон Майдана, не восстановления спокойствия и порядка, каким бы он ни был, а эскалация неопределенности, хаоса и насилия. Осознанно, или нет, Бубенчик сыграл на этот сценарий. По крайней мере, он взял это на себя.

Это сейчас отчетливо понимаешь, что у манипуляторов противостояния была своя, отличная от всех игра. 
Но для нас в тот момент решался вопрос: свергнем ли мы режим, или умрем. Быстро, здесь и сейчас, или долго, мучительно и потом. Я не обвиняю Бубенчика. Не уверен, что я бы не стрелял, будь в моих руках оружие. Но я хочу разобраться в этом клубке неувязок. А особенно в том, что это за один, и почему его дело всплыло именно сейчас.

Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/
Возможность комментировать открыта только там: https://hozar.dreamwidth.org/512226.html.</font>
Tags: украина
Subscribe

  • Все те же грабли. Перечитывая Винниченко.

    Величайшим бедствием украинской нации во всей ее трагичной истории была и есть ее прекрасная территория, плодородная земля, богатства вод и земли,…

  • Турбулентность

    ...Майдан был следствием мощнейшей и массовой депривации населения. Есть такой психологический термин, обозначающий не столько даже…

  • Недоделанная революция

    Оценивая Майдан 2013-14 гг., многие из аналитиков и рядовых граждан априори считают эти события революцией. И, видимо, так оно и есть, - если…

Comments for this post were disabled by the author