hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Теология знания

В контексте суеверной логики, вера в Бога выгодна. Если Бога нет, то я, следуя религиозному пути, лишаюсь лишь малой части конечных земных благ; если же Бог есть, приобретаю бесконечные блага бессмертия. Поэтому выгоднее ставить на то, что Бог есть, т.е. жить в согласии с верой.

В контексте научно-технической логики, не выгоднее, а разумнее принимать то, что Бог есть, поскольку чем более мир оказывается творимым нами, тем более вероятно, что и сами мы сотворены. Если мы все более начинаем приобретать способность создавать виртуальные миры, которые все менее отличаются от реального, то что мешает нам предположить искусственность и нашего физического мира?

Все труднее представить мир без Бога - таков главный вывод техноэволюции человечества. То, что мы сами сможем становимся созидателями жизни и разума (к чему постепенно, пусть и без гарантий успеха, подводит нас современная техника, генетика, электроника, информатика), служит самым весомым доказательством бытия Бога, хотя вера и не нуждается в таких доказательствах.

Вообще, чем превосходнее ум, тем больше он способен признать превосходство над собой другого ума. Смирение – это не только моральная, но и интеллектуальная добродетель. По мере того как возрастает человеческое могущество, способность творить искусственный разум и менять пути эволюции, мы начинаем осознавать и высшую степень могущества, сотворившего нас самих. Которое представляет собой непостижимый для нас Абсолют, держащий и творящий Вселенную. Невозможно даже описать, что это - дух, явление или механизм. 
Религия скорее согласится с первым, наука - с последним, Но чем более идеален механизм, тем более он функционален. Абсолютный механизм - это такой, который отсутствует (и находятся утверждающие, что его нет вообще), а его фукции выполняются.

Пора уже говорить о религиозности знания, а не только о религиозности веры. Религия знания – это не религия, которая поклоняется знанию, а религия, которая все более достоверно узнает от науки о том, что религия прошлого могла только принимать на веру. Я бы сказал, что сейчас пришло время для когнитивной религии, где когнитивизм (от лат. cognit–, познавать) будет играть такую же роль, как раньше - фидеизм (от лат. fides, вера). Вера в 21 в. возникает и укрепляется не от нехватки знаний, а благодаря им.
Религия обращается не к Богу пробелов, а к Богу открытий. И наука не будет врагом этой религии, и даже не будет равнодушной к ней, как просто к "иному пути познания", которая не имеет с религией ничего общего. Наука и техника вступают в диалог с религией, поскольку разум все более согласуется с верой. Научный тезис о Большом взрыве, который привел к сотворению Вселенной из ничего, - это предмет не только физического, но и религиозного знания. Сильный антропный принцип, подтверждающий, что вселенная была создана для обитания в ней человека, - это религиозное знание. Мы все больше убеждаемся в том, что религия и наука призваны совместно создавать как можно более интересный, информативный и трансформативный нарратив о всех аспектах мироздания, включая духовную жизнь, возможные вселенные, нашем личном мессте в Вечности и т.д. 

Так, теология Тейяра де Шардена столь глубоко вобрала в себя теорию эволюции и учение о геосфере и ноосфере, что трудно определить, имеем ли мы дело с христоцентрической эволюционной космологией или космоцентрической христианской эсхатологией: они взаимозависимы и неразрывны.

Михаил Эпштейн http://hozar.dreamwidth.org/394260.html
Tags: религия
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author