hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Разрушить Карфаген

У России особый путь. Поэтому она – особая проблема.

Всё дело в том, что двадцать лет веймарского синдрома окончательно выкристаллизировали национальную идею, больше подходящую клану в World of Tanks, чем крупнейшему государству на планете.
Да, вы угадали. «Всех нагнуть». Именно в такой формулировке.

Это уже не коммунизм к 1980 году, не «догнать и перегнать Америку», не православие, самодержавие, народность. Это тщательно выпаренная и максимально упрощённая квинтэссенция всего предыдущего. Чистая, незамутненная ксенофобия. «А я, а я… а я вам всем по морде дам!».

То есть эта идея и раньше витала. Ключевым было не просто «мы дали человечеству», а «мы дали человечеству отсосать». У нас православие, а вы нехристи. У нас культура, а вы чурки черножопые. Мы в космос летали, а вы обезьяны, вчера с дерева слезли.

Нам повезло с российским великим кормчим.
Нет, правда.

Нам повезло, что у руля РФ встал человек, который, хоть и раскачивает все эти настроения (которые неизбежно бы раскачались и без него), но ещё недостаточно распрощался с реальностью для того, чтобы понимать, что это всё понарошку. Что «обязательно бахнем, весь мир в труху» – это хорошая мечта… «Но потом». В смысле – не сейчас. В смысле – приятно иметь возможность, но нельзя её задействовать. У него ещё дочка в Голландии.

Представим себе на минуточку, что было бы, если бы у руля в России стал истинно народный лидер. Человек, который не подыгрывает общественным настроениям, а выражает их. Человек, для которого Величие России – действительно цель, а не средство невротизации и сплочения электората. Представили?

Так вот. Если в России действительно придёт к власти народный лидер – неизбежен ядерный конфликт.
Именно неизбежен.

С тем, кто использует ядерный шантаж ради поставок гуманитарной помощи, можно говорить. С религиозным фанатиком можно говорить (нужно просто немного образования и знания психологии). С беспощадным дельцом можно говорить и торговаться. Даже откровенному грабителю можно показать, что, напав, он потеряет больше, чем не напав.

Но это решительно невозможно сделать с человеком, для которого «крымнаш» искренне дороже последующего «намкрыша», для которого процесс настолько важен, что результат теряется в инфантильном «да ладно». Как забитый вологодский недоросль, едущий на Донбасс за впечатлениями и не задумывающийся о возможности вернуться в рефрижераторе, он не задумывается о том, что будет после. Для него нет никакого «после». Ему важно коротко и ярко утвердить своё первенство на деревне. Простите, на глобусе. Не считаясь даже с собственной жизнью, не говоря уже о чужих.

Проблема в том, что пока у России ещё остался ядерный потенциал, сколь бы крепко он не проржавел, в его силах организовать отсутствие «после» и всем окружающим. В рамках короткого (сколько там того подлетного времени?) утверждения Величия. Нет?

А что, бля, если да? Вам кажется, что всё это – фантастические умоизмышления?
А вот теперь мысленно вернитесь в прошлое года так на три назад и перескажите себе, тогдашнему, последние теленовости. Как вы думаете, не будет ли в его взгляде на вас сквозить вот тот же самый скепсис, который сквозит в вашем при чтении этих строк? Увы.

Какие могут быть действия по этому поводу? Возможны три варианта:
- либо приложить все усилия к тому, чтобы сумасшедший с ядерной кнопкой выздоровел,
- либо приложить все усилия к тому, чтобы сумасшедший с ядерной кнопкой её лишился,
- либо приложить все усилия к тому, чтобы сумасшедший с ядерной кнопкой помер или потерял все части тела, которыми можно на неё нажать.

Первые два варианта полезны даже для самого сумасшедшего. Последний – для него нет, для остальных да. Но это если рассматривать Россию как самоцельный объект. А если рассматривать её как государство, населенное теми самыми миллионами, которые с радостью пожертвуют друг другом ради возможности чем-нибудь гордиться – кто знает. Возможно, пропажа России как объединяющего субъекта пойдёт им на пользу. Как думаете?

В любом случае призываю только к одному: давайте как-то понимать, что происходит. Безусловно, ни один из нас не в силах нажать кнопку «выключить Россию». Оставим такие мечты фантазёрам с той стороны.

Речь исключительно о целеполагании. О том, что должно рассматриваться нами как естественный ход истории. О том, почему нам не стоит слишком отвлекаться на мысли о том, как бы наладить диалог, выстроить мост и продолжить продавать друг другу нефть и гречку. С такой Россией это просто неосмысленно, и дело совсем не в Путине. Путин – хороший царь. Вы ещё о следующем не думали.

Да, я призываю вас стать немножко россофобами. Не относительно русских как этноса (тогда сказал бы «русофобы»), но относительно России как наднационального государства. И рассказываю, почему это – самое логичное, что мы сейчас сможем сделать.

Думаю, многие – как россияне, так и сочувствующие – справедливо возмущены этим текстом. Ведь как так? Ведь в России ещё остались Макаревичи и Дадины. Ведь в России ещё остались диссиденты и оппозиционеры. И всем им Россия дорога! И все они лелеют мечту сделать из неё честное, красивое, процветающее – да, блин, просто взрослое государство! А вы тут со своим «разрушить Карфаген».

Призываю всех этих людей учесть одну очень-очень важную разницу в точках зрения. Дано: вероятность превращения России в что-то приличное, взрослое, демократическое, невеймарское, неимпериалистическое, неагрессивное, не склонное к упоительному самообману, не очень велика. Доказано полутысячей годков истории, ещё с Московского княжества. Но она есть. Есть определённая вероятность.

Любой настоящий гражданин, а не просто обитатель России должен верить в эту вероятность, сколь бы мала она не была. И прикладывать все свои силы к тому, чтобы именно этот шанс был реализован. Это его долг перед своей страной и своими потомками. Иначе останется либо эмигрировать, либо завернуться в одеяльце и ползти на кладбище. Но.

Любой настоящий гражданин другого (а особенно сопредельного) государства не имеет права в это верить. Уже потому, что вероятность меньше половины. Поверить в то, что сосед изменится и станет дружелюбен, для него было бы предательством собственных детей. Потому что научит их протягивать руку тому, кто, вполне вероятно, всадит в неё крюк. Пока Россия не изменится, а изменение не станет очевидно необратимым, любой патриот сопредельного государства обязан поддерживать в себе и окружающих готовность всегда быть готовым от неё отбиваться, а по возможности – устранить угрозу как таковую. Это его долг перед страной и своими потомками.
Долг стать русофобом.

Полностью здесь
Subscribe

  • Covid-19 Diary

    Болезнь, похоже, движется к завершению, так что можно подводить, хотя бы промежуточные, итоги своего личного опыта (кликните на рисунок для…

  • Dr. Nasha Winters

    - По статистике, рак начинает обгонять сердечнососудистые заболевания как причина смерти. Что вы можете посоветовать людям, которые еще не…

  • Витамин D vs SARS-CoV-2

    https://www.ncbi.nlm.nih.gov/pmc/articles/PMC7498100/ В данном исследовании использовался ретроспективный анализ ослепленных тестов, проведенный в…

Comments for this post were disabled by the author