hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Maydan is...



Сейчас, два года спустя, когда я думаю о трех зимних месяцах 2013-2014, то вспоминаю:

...еле-еле ходящую бабушку, которая принесла в мисочке только что пожаренные сырники к "общему столу" возле дома Профсоюзов. С трудом нашла пустое место среди десятков таких же мисочек и тарелочек, сказала "на здоров'я" и пошла себе домой потихонечку.

...как встретила знакомых, с которыми учились много лет назад в Могилянке. Они стояли цепью, перед щитами вв-шников, спиной к ним и лицом "к народу". Чтобы препятствовать каким-либо агрессивным выпадам со стороны засланных казачков либо провокаторов. И не допустить драки.

...как Mr.Big сначала сказал, что никуда не пойдет и лично ему Янык не мешает. А потом прошел все стадии - выход на "марш миллионов", таскание лекарств по первому запросу, постройку баррикад 19-го февраля и "вину выжившего", за то, что 20-го утром ушел спать и никого не спас, хотя, наверное, мог.

... мой деловитый пост на фейсбуке в ответ то ли на убийство Нигояна, то ли на очередной разгром: "Не знаете, что делать? В панике? Слушайте меня: пойдите к раскладкам у входа в метро, купите носки. Черные, шерстяные, по 10-15 гривен. И отвезите на Майдан в любую палатку". Этот мой пост "про носки" собрал около тысячи (!!!) перепостов. Люди реально были ошеломлены и потому охотно бросались делать что-то понятное и конкретное - носки так носки, долбить лед так долбить лед, резать бутерброды и носить молоко - значит, бутерброды и молоко.

...как я наконец-таки выучила гимн Украины. И все вокруг наконец-таки его выучили. Мы действительно пели его часто, только не было в этом зомбирования, как злословят ватники. Патриотизм - это ведь как ответка здоровой имунной системы на вмешательство извне. Если организм начинает активно сопротивляться на угрозу и насилие - у организма есть шансы жить дальше. Флаг тогда был словно бы оберігом, а гимн - замовлянням. Иногда единственным, что оставалось у в остальном беззащитных людей. Потом, когда исчезла угроза в центре Киева, на нет сошло и пение гимна. Лишь осталось множество флагов на балконах всех спальных районов.

...как вокруг меня творился ежедневный подвиг. И я сейчас не о Небесной сотне. Знаете, у каждого своя мера мужества.
Марко, хрестоматийный интроверт, для которой общаться с незнакомыми людьми - пытка, все-таки брала поднос с бутербродами или ведро с чаем и шла на Грушевского, уговаривать стоящих в оцеплении мужиков поесть и хлебнуть горячего - для нее это был почти такой же подвиг, как для тех, кто 20-го февраля шел вверх по Институтской.
Люба, приехавшая 19-го на разгромленный и сожженный Майдан, выла от ужаса, замотав лицо шарфом, чтобы не привлекать к этому внимания. Но все же ползла и трясущимися руками делала фото за фото, потому что считала, что надо как можно подробнее зафиксировать свидетельства этого преступления.
Еще одна моя знакомая, имя которой обещала не называть, рассказывала мне обыденным голосом:
- Стою я на Европейской в своей, значит, норковой шубе, на каблучищах и вдруг вижу - в мою сторону "Беркут" людей гонит...
Короче, эта широко известная в соцсетях гранд-дама в норковой шубе, владелец заводов, машин, пароходов, увидев, как какого-то двадцатилетнего пацана, сбили на землю дубинкой и сейчас начнут добивать, недолго думая, упала на него сверху и начала кричать:
- Я не встану! Я не уйду!
Силовики на несколько секунд замешкались, думая - бить ли дубинками норковую шубу, но тут как раз началась контр-атака и даму вместе с погребенным под нею пацаном спасли "наши".

...как другая дама, тоже в шубе до пят, долбит ломом лед для строительства баррикады. И фото инвалида на коляске, делающего то же самое. И фотография одноногого мужчины с костылем, который не мог быть полезен на баррикадах, зато часами и днями резал гору батонов на кухне в "профсоюзах".

...как было тяжело парамедикам Майдана - непрофессиональным медикам, волонтерам, у которых кишка оказалась не тонка сначала научиться перевязывать простые раны, а в конце февраля - уже выносить на себе из-под обстрела раненых и закрывать глаза мертвым.
И как потом еще долго, долго, уже когда все закончилось, они собирались на Майдане и в интуитивной попытке психотерапии бесконечно вспоминали и проговаривали прошедший ужас. Их же никто не учил, как жить после того как столько людей умерло у тебя на руках. Они были просто фотографами, экономистами, маркетологами, блоггерами, преподавателями оперного вокала и директорами по персоналу.

...как неделя за неделей менялось ощущение, что такое "украинцы". Как открывались совершенно незнакомые до сих пор мне люди - наивные, упрямые, щедрые, отчаянные, пафосно-героические и повседневно-героические, идеализирующие врага и заранее ему прощающие, с бесконечными запасами юмора, непоколебимые, доверчивые, жертвенные, приземленно-хозяйственные, сомневающиеся, часто ноющие, и все равно уперто идущие в сторону своей цели. А когда совсем не оставалось сил - то стоящие, лежащие в сторону своей цели, или даже умирающие.

Ужасное время. Ох***ительное время.
И я была рада находиться там и тогда в вашей компании. Спасибо.

Оксана
Tags: майдан
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author