hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Categories:

На сколько частей расколется Украина?


На фоне глобального кризиса и исчерпания возможностей дальнейшего развития существующей политико-экономической модели в Украине, её общество пока не сформировало ориентиры своего движения. И, поскольку, между различными регионами страны существуют естественные культурные и ментальные различия, в последнее время участились публикации о возможности территориального и государственного распада Украины.

Попытаюсь изложить свою оценку степени реальности распада страны.

Прежде всего, оговорюсь, что дробление Украины на более мелкие части с устойчивым психотипом населения в каждом из них, позволило бы значительно стабилизировать политическую обстановку, и придать импульс для разновекторного развития в каждой из них. Но на каждый вопрос "что делать?" существуют вопросы "кому это выгодно?" и "кто это будет делать?".

Для успеха внутреннего сепаратистского движения необходимы:
1) условия, способствующие возникновению сепаратизма,
2) достаточная политическая воля населения,
3) достаточные выгоды для элиты от последствий отделения,
4) благоприятная внутриполитическая возможность,
5) эффективная организация,
6) внешнеполитическая поддержка.

Рассмотрим все эти пункты по порядку.

 1. Что может вызывать региональный сепаратизм в Украине?

Источниками сепаратизма могут быть такие причины: а) экономические, б) национальные, в) политические. В первом случае сепаратизм обычно является следствием неравномерного развития регионов государства, и воспринимается населением более развитой его части как несправедливое распределение национального дохода. Во втором случае он может быть мало связан с экономическими факторами, и преследует в основном право нации на создание своего государственного оформления. В последнем случае сепаратизм подпитывается невозможностью реализации политического запроса населением определённого региона.

Какие источники сепаратизма мы можем видеть в Украине?
а) БОльшая часть промышленного комплекса страны находится в восточной её части. Это, в первую очередь, касается металлургического комплекса и тяжёлого машиностроения. Производя значительную часть национального дохода, этот регион имеет и пропорционально более высокий уровень доходов населения. Вообще-то говоря, вопрос о вкладе каждого из регионов в общую копилку страны достаточно объёмен для обсуждения, спекулятивен для пропаганды, и выходит за рамки данной статьи. Стоит, например, отметить, что добыча угля для металлургии Востока до сих пор дотируется из бюджета. Однако, беру на себя смелость утверждать, что говорить о серьёзном несоответствии вкладов регионов к их доходам не приходится.
б) Национальный состав Украины достаточно моноэтничен. Около 80% населения - украинцы. У остальных национальных меньшинств есть свои государственные образования, и требовать от Украины территорию для своего государства никто не имеет оснований. Исключением являются лишь крымские татары. Поскольку их историческая родина - это Крым, Киев не смеет отказывать татарам в создании собственного государства, если они будут на этом настаивать (другое дело, насколько сложен процесс). Пока же крымские татары не декларируют таких намерений. Требования самоопределения т.н. подкарпатских русинов не имеют юридических оснований. Подкарпатские русины - такие же этнические группы украинцев, какими являются бойки, лемки, гуцулы и т.д. Без юридического признания их отдельной нацией, их сепаратистские движения будут расцениваться государством как антиконституционные.
в) Сепаратизм, вызванный политическими разногласиями жителей различных регионов, основан на различном видении следующих основных вопросов. Это вопрос об конституционном признании русского языка вторым государственным, вопрос о ликвидации символов советской эпохи, вопрос о люстрации, вопрос о политической переоценке своей истории, вопрос о векторе дальнейшего развития своей страны. Причем этот раскол, раскол политического воззрения, наиболее выражен географически. Менее советизированный Запад противостоят русифицированному Юго-Востоку. Сепаратизм политический, являясь наиболее остро выраженным, имеет, тем не менее, наименьшие шансы на свою дальнейшую политическую перспективу в случае своей временной победы. Но об этом ниже.

По каким территориальным направления возможен региональный раскол Украины?
Фактически, на сегодня я вижу не две Украины (лево- и право-бережная). Различные исторические условия соборности Украины создали как минимум, пять крупных регионов, между которыми пролегает условная межа.
Во-первых, это Центральная Украина, родина современного украинского литературного языка, арена многолетних войн и восстаний, центральное место формирования национального характера.
Во-вторых, это Слободская Украина и Дикое Поле, куда после поражения под Берестечком хлынула волна переселенцев и бывшие повстанцев, желавших быть свободными хуторянами, а не польскими крепостными, регион, заметно тяготеющий к Москве.
В-третьих, это Западная Украина, попавшая под власть Польши, Австро-Венгрии и Румынни, и в борьбе против них закалившая национальный дух и стремление к единой и самостоятельной национальной державе.
В-четвертых, это Южная Украина, Новороссия, заселенная переселенцами из других областей (в значительной мере из России), в период упадка Крымского ханства и колонизации южной степи. Сюда бы я отнёс и Донбасс, колонизированый в начале прошлого века выходцами как из Украины, так и России.
И, наконец, это Крым, территория, которую в 1954 году навязали советской Украине. Здесь, кроме вернувшегося на родину татарского населения, имеется многочисленное население украинцев и русских, многие их которых мигрировали сюда в послевоенные годы репрессий и переселения татар.
Все эти регионы, в силу исторических и национальных особенностей, имеют своеобразные ментальные различия. Тем не менее, эти различия не носят антагонистического характера, и являются обычными региональными особенностями, присущими всем государствам, занимающим большую территорию.

2. Насколько сильнО стремление населения регионов к отделению?

Кроме политических разногласий и определённой неудовлетворенности своей значимости, жители Юго-Востока всё же не имеют серьёзных оснований для борьбы за своё отделение. Их гораздо больше устроила бы единая держава, в которой те требования, которые они считают для себя важными, были бы реализованы. В условиях нетвёрдой политики Киева на унитарность и украинизацию, у них нет настолько серьёзного повода для проявления своего недовольства, чтобы прибегать к активным действиям. (Даже внешнее вторжение, направленное на отделение какой-то части страны, не может иметь бурной поддержки. Возможно, найдётся немало желающих встречать кантемировские танки цветами, но вряд ли найдутся желающие взяться против центральной власти за оружие. В отличие от желающих воевать против оккупанта.)

Политическая разновекторность различных регионов не настолько велика, чтобы угрожать целостности страны. И со временем её острота постоянно снижается. Вырастает новое поколение, для которого естественны и ценны понятия свободы и независимости своей страны. К тому же, любая серьёзная политическая партия вынуждена будет, хоть и без громкого афиширования, вести курс на постепенную украинизацию и укрепление национального самосознания. К этому её принуждает простая политическая логика. Если не будет национально-культурной особенности страны, не будет выразительных особенностей государствообразующей нации, возникнут сомнения в необходимости её государственного оформления. И появятся основания к поглощению страны тем из соседей, чья культура и язык будут здесь преобладать. Я сомневаюсь, что найдётся в мире хоть один государственный муж, который вместо того, чтобы бороться за власть в стране, добровольно передаст её кому-то другому.

Следует заметить, что причин для сепаратистских настроений было бы гораздо меньше, если бы центральный государственный аппарат делегировал определённую часть своих полномочий на места. Думается, что дальнейшее развитие Украины как государства, приведёт её в конце концов к регионализации и федерализации. Но в условиях нынешнего строя в этом никто особо не заинтересован. Федерализация не намного увеличит возможность распоряжаться собственными финансовыми средствами, но может увеличить ответственность за их использование. Сегодня региональным баронам выгодно использовать существующее положение для оправдания низкого качества жизни и своей (без)деятельности, обвиняя во всём центральную власть. А последняя не желает выпускать из рук вожжи, опасаясь разгула местных властей. Это будет продолжаться до тех пор, пока не появится взаимное доверие, возможность взаимного контроля и ответственность за свой участок работы. Однако, сохранение статус-кво не так уж и плохо. Ускорение передачи власти на места в условиях неразвитого гражданского общества может привести к беспределу местной власти. Думаю, интуитивное понимание этого и сдерживает сепаратистскую активность населения на местах.

3. Каковы плюсы и минусы отделения?

Безусловно, местные элиты способны манипулировать сепаратистскими настроениями в своих интересах, что они часто и используют для блефа и шантажа в отношении Центра. Другое дело, насколько им самим выгодно разделение страны на отдельные, не зависимые одна от другой зоны влияния. Я убеждён, что никакой выгоды для них нет. Растущий капитал региональных кланов уже давно перерос рамки своей территории. Он нуждается в экспансии, а её легче всего осуществлять в рамках одной страны, без излишних препон и блок-постов. Капитал нуждается в законности, или на крайний случай, в твердо соблюдаемых "понятий", оговорить и соблюсти которые опять-таки легче на общей для них территории. Для того, чтобы стремление к отделению региона привело к реальным действиям, нужно убедиться не только в том, что этот шаг будет достаточно прост. Гораздо важнее уверенность в том, что преимуществ от этого шага будет гораздо больше, чем потерь.

Чтобы быть экономически успешным, новому образованию необходимо получить своё политическое признание. Иначе с ним никто не будет иметь ни политических, ни экономических связей, а это может привести сперва к экономическому, а затем и политическому краху. Насколько труднО перекраивание политической карты мира, мы можем видеть на примерах таких анклавов, как Приднестровье, Северная Осетия и Абхазия. И это даже притом, что в последнем случае мы имеем дело с сепаратизмом национальной масти, который более-менее может быть оправдан международно признаным правом наций на самоопределение. Большинство держав, имея собственные сепаратистские проблемы, криво смотрят на любые проявления сепаратизма и в других странах. И потому не спешат создавать на свою голову прецеденты с признанием. (Случай с Косово – особый, показавший, что иначе, чем через международные институты такие проблемы не решаются). Создание же нового государства путем раскола единой нации вообще не имеет надежд на международный успех.

Итак, серьёзных дивидендов от отделения нет не только у рядового населения, но и у местных воротил крупного бизнеса. Гораздо бОльших прибылей можно добиться, охватывая рынок всей страны, внедряясь в местную власть, объединяясь в общенациональную парламентскую политическую силу. Больше страна - больше рынок, больше экономических возможностей. А в условиях имеющейся в Украине политической свободы - больше возможностей политического влияния в высших законодательных и исполнительных органах. Возможности, открываемые свободой, оказываются наилучшим цементом, удерживающим региональные кланы в единой стране.

4. Насколько благоприятна внутриполитическая возможность для сепаратизма?

Действительно, политическая власть в Украине недостаточно сильна, чтобы жестко противодействовать проявлениям сепаратизма. Служба Безопасности Украины (СБУ) проявляет мягкотелость, выдавая её за проявление свободы личности. Однако до массовых выступлений, движений и активных действий дело не доходит вследствие того, что внутри страны слабы сепаратистские настроения и раздражители этой  больной темы. Тем не менее, в Крыму, особенно в Севастополе, ситуация может обостриться и выйти из-под контроля в любой момент. Здесь украинская власть наиболее чувствительна провокациям извне. Достаточно нескольких грязных резонансных провокаций, и ситуация может взорваться. Особенно на фоне экономического кризиса и сокращения численности Черноморского флота. Взрывателем ситуации может, например, стать изменение законодательной базы Украины, продвигаемой в т.ч. и БЮТ. Если город выводится из-под республиканского подчинения, то у сепаратистов развязываются руки для провозглашения нового Приднестровья. Надеюсь, никто не сомневается, что найдётся много желающих подлить бензин в огонь конфликта. Итак, основной возмущающий фактор для сепаратизма - внешний. (Не будем тыкать пальцем на известную соседку.)

5. Кто сможет организовать выступление?

Любые малочисленные и неорганизованные действия в этом направлении подпадают под антиконституционную деятельность и находятся в ведении СБУ. У которого пока находится достаточно сил, чтобы сдержать текущий ручеек. Для успеха движения недостаточно просто провозгласить территорию независимой. Нужно обеспечить себя силовыми структурами, способными противостоять силе защищающей свою целостность державы. Единственным, кто может это сделать - военная организация ЧФ Севастополя, имеющая не только оружие, и технические средства, но также и масс-медийные и организационные структуры, в т.ч. и разведывательные. В других частях страны нет серьёзных сепаратистских организаций, пользующихся поддержкой местного населения.

6.Реально ли международное признание?

Процесс территориального обособления и политико-государственного строительства является глобальным для мировой политики. Появление новой клетки на этом шахматном поле не может происходить без согласия главных её фигур. Успех сепаратизма зависит не только от успеха в отделении и удержании власти над своей территории. Это вопрос момента. Успех можно считать окончательным только тогда, когда новое государство признают не Сомали и КНДР, а США и страны Евросоюза.

А теперь спросим себя: насколько выгоден им раскол Украины?
Единственным выигравшим может быть только имперомыслящий московский режим. Глава любого из кусков, отколовшихся от Украины, найдёт здесь единственное место, где его поймут, обогреют и приласкают. Хотя бы на словах и на время. Ибо ни на чью иную помощь он рассчитывать не может. И потому будет в полной политической зависимости от Кремля.
Для Евросоюза Украина является буферной (санитарной) зоной, отделяющего её от России и Азии. Его беспокоит лишь наличие этой прокладки, хотя бы даже немного уменьшенной. Однако никакая из европейских стран не захочет признавать образование, отделившееся против воли бывшего центра. А поскольку полюбовного соглашения не просматривается, Евросоюз не буде признавать суверенитет никаких самопровозглашенных территорий. Будет ли Евросоюз оказывать помощь Киеву против сепаратистских территорий? Наверняка. Но только политическую.
США, вероятно, более заинтересованы в сохранении целостности Украины. Особенно, если верной является версия, что Штаты решили обложить Россию со всех сторон. Тогда откол любой части Украины означает усиление политического контроля над новой территорией со стороны России. Вряд ли это в интересах США. И если Россия не купит США полным отказом от стратегического ядерного арсенала, вряд ли поддержка сепаратизма сойдёт ей с рук. Для поддержки противостояния Киева и Москвы, Америка может согласиться не только на политическую, но также и на военно-техническую и гуманитарную помощь Украине. Если у последней, конечно, найдётся политическая воля эту помощь принять. Т.о., США, являются наибольшим союзником центральной власти Украины в борьбе против сепаратизма.

Заключение.

Подводя итоги, можно прийти к такому выводу.
Старик Хаддингтон был, вероятно, прав, говоря о том, что цивилизационный разлом между Европейской и Азиатской цивилизациями проходит где-то по Днепру, и делит Украину пополам. Наиболее ярким проявлением этого ментального раскола стала т.н. Оранжевая революция 2004 года. Тогда Украина была наиболее близка к региональному обособлению, и в условиях паралича центральной власти, при наличии у сепаратистов достаточной политической воли, их желание было бы успешно реализовано. Тем не менее, тогда сепаратизм оказался простым блефом. Потому очень быстро дал задний ход, и до нынешнего времени серьезно не проявляется. Почему? Объяснение следующее: хорошо это или плохо, но раскол Украины не выгоден крупному украинскому капиталу, не находит поддержки внутри страны, не имеет заинтересованности вне её пределов, кроме России. Единственным местом, где возможны серьёзные сепаратистские выступления, является, при определённых условиях, лишь Севастополь.

ktochitaet.ru статистика друзей
Subscribe

  • Плохая весть для беларусов

    Году в 2005 имел разговор с одним поляком. Еще не отошла эйфория Помаранчевой революции, еще не схлынуло ощущение братства и свободы, а меня…

  • Black Thursday

    Кровавые события в Польше 1970-го в судьбе одной семьи. Не забудьте включить в субтитрах нужный язык. Кросспостинг с ресурса, не находящегося…

  • 100 років відновлення польскої державності

    Wolna Polska jest gwarancją wolnej europejskiej Ukrainy. Wolna Ukraina jest gwarancją tego, że Państwo Polskie nie doznaje zgrozy przeszłości i…

Comments for this post were disabled by the author

  • Плохая весть для беларусов

    Году в 2005 имел разговор с одним поляком. Еще не отошла эйфория Помаранчевой революции, еще не схлынуло ощущение братства и свободы, а меня…

  • Black Thursday

    Кровавые события в Польше 1970-го в судьбе одной семьи. Не забудьте включить в субтитрах нужный язык. Кросспостинг с ресурса, не находящегося…

  • 100 років відновлення польскої державності

    Wolna Polska jest gwarancją wolnej europejskiej Ukrainy. Wolna Ukraina jest gwarancją tego, że Państwo Polskie nie doznaje zgrozy przeszłości i…