hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Пытка чужой свободой

...Видео с передовой, с украинской ее стороны. На них украинские военные рассказывают о боях и, в частности, разными словами говорят, что будут бороться с русской армией до конца, и что Россия подавится своими империалистическими планами.

Причем говорят они это на чистейшем русском языке.

Украинские добровольцы, в форме, с автоматами в руках, на передовой, говорят по-русски о войне с русскими. Не на всех видео, но больше, чем на половине. От этого на секунду кажется, что ты в параллельной вселенной, а потом понимаешь, что это и есть тот самый когнитивный диссонанс — «состояние психического дискомфорта индивида, вызванное столкновением в его сознании конфликтующих представлений: идей, верований, ценностей или эмоциональных реакций», по определению в Википедии. Когда о том, что общий язык — не повод для братания, вам говорит человек с автоматом, эти слова приобретают окончательную убедительность.

Легко, конечно, все списать на гражданскую войну. Не ту войну Запада и Востока Украины, о которой говорят прокремлевские медиа, а войну свободных русских против несвободных, европейцев против имперцев. Но это не гражданская война. В гражданской войне противники хотят установить свои разные порядки на одной и той же территории.

Русскоязычные украинские добровольцы из областей, которые Путин называет Новороссией, не хотят иметь с Россией ничего общего. Они не собираются устанавливать свои порядки в Москве, они хотят, чтобы Москва убралась восвояси. Есть, конечно, отдельные горячие головы, обещающие водрузить трезубец святого Владимира на Спасской башне. Но таких единицы. Большинство не собирается бороться за нашу и вашу свободу — только за свою. Всех русских из России, включая либералов-антипутинцев, они подозревают в имперских комплексах (зачастую оправданно) и мечтают отгородиться от России стеной, метафорической или реальной.

Украинцы - те из них, кто говорит по-украински, строят свою коллективную идентичность и отличность от русских на другом языке, другой истории, на давней принадлежности к Европе. У русскоговорящих украинцев юго-восточных областей ничего из этого нет — ни отдельного от России языка, ни отдельной истории. Они тоже хотят в Европу, но для них это не возвращение в свой старый дом, а переезд в новый и незнакомый. Поэтому свою идентичность им приходится строить на другом. На том, что, в отличие от русских России, они свободны.

И у швейцарцев, и у американцев из идеи свободы родились успешные, богатые и свободные нации. Украинцам, говорящим на обоих языках, это, конечно, ничего не гарантирует. Может не родиться вообще ничего, может — какой-нибудь хилый уродец. Но я надеюсь на лучшее и желаю им удачи. Да и вообще, спасибо хотя бы за попытку.

Но они — это они. А с чем остаемся мы, если у них получится?

Сейчас много говорят о том, как украинцы будут нас ненавидеть. Уже ненавидят. Но это далеко не самое страшное. Страшнее то, как мы будем ненавидеть сами себя. Уже ненавидим.

Новая русско-украинская нация, которая сегодня рождается в Украине как часть общей украинской политической нации, — наше безжалостное зеркало. Эти люди очень похожи на нас. Отличаются они только в одном — они свободны. А если они свободны, это значит, что мы — рабы. Не обязательно по ментальности (хотя и таких тоже много). По положению. По позорной зависимости от государства-хозяина, по невозможности оспорить его решения.

Можно, конечно, надеяться на то, что нынешнее состояние России — временная аберрация, и скоро, не в этом, так в следующем десятилетии, она займет достойное место в ряду европейских стран, богатая и свободная. Только непонятно, на чем зиждется эта надежда. Богатые и свободные страны — не правило, а исключение. Их в мире менее трех десятков. За последние двести лет в клубе богатых и свободных появился лишь один новый член — Япония. На его пороге стоят Израиль и две бывшие японские колонии, Тайвань и Южная Корея. Плюс на лестнице толпится группа с востока и юга Европы, которым подставил плечо Евросоюз. Украина пытается войти в их число. Других кандидатов нет.

Какие у нас основания считать, что мы скоро войдем в этот клуб? Только те, что мы белые и живем на краю Европы? Не хочу никого расстраивать, но этого мало. Оснований считать, что этого не случится, наоборот, более чем достаточно, даже если на минуту забыть об несчастной российской истории.В России нет главных составляющих успешного общества — уважения людей к частной собственности и труду, ответственности за собственную судьбу, умения и желания находить компромисс с окружающими. Зато в ней считают доблестью ловко украсть и уважают власть за свирепость. Эти «ценности» передаются из поколения в поколение. Ничего хорошего из них не построишь.

Остап Кармоди
Tags: норот
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author