February 3rd, 2021

dr_house

Малькольм Кендрик

Самые крайние бедствия в медицине всегда развивались по довольно четкой схеме.
Шаг первый: появляется серьезная болезнь, от которой умирает множество людей.
Шаг второй: она порождает сильный страх, а у медиков нет ничего, чтобы с нею справиться.
Шаг третий: появляется харизматический лидер с «Идеей», как контролировать проблему.
Шаг четвертый: «Идея» с энтузиазмом воспринимается во всем мире и становится основным направлением мышления.
Шаг пятый: «Идея» становится стандартной практикой.
Шаг шестой: «Идея» преподается медикам и становится общепринятой догмой.
Шаг седьмой: любой, кто идет против «идеи», подвергается безжалостной атаке.

Конечно, всегда есть вероятность, что «идея» - лучший выход. Такое случается время от времени. Например, с идеей мыть руки в промежутке от анатомического театра до операционного стола. Тем не менее, похоже, что между энтузиазмом и скоростью принятия идей, и вероятностью того, что эти идеи верны, мало или совсем нет корреляции.

Проблема находится между шагом два и шагом четыре, когда некая фигура убеждает всех в том, что у него есть решение, прежде чем появятся какие-либо убедительные доказательства в ее поддержку. Потому что на любой сложный вопрос всегда находится голова, предлагающая простой, убедительный и неправильный ответ.

«Идея» вызывает первоначальную реакцию типа «Да, конечно, это звучит вполне разумно». Как только это принимается, «идея» аккуратно внедряется в умы людей, оседает и укореняется, не создавая ни малейшего когнитивного диссонанса.
В этот момент ментальный паразит цементируется, и его становится трудно, болезненно, почти невозможно удалить.

Можно привести несколько примеров ужасно разрушительных медицинских идей.

Например, радикальная мастэктомия. Она исходила из ложной идеи, что рак груди - локальная болезнь. Следовательно, все, что находилось где-либо рядом с опухолью, нужно вырезать, поскольку оно осквернено.
Женщинам вырезали всю пораженную грудь, другую грудь, мышцы грудной стенки, лимфатические узлы, еще несколько мышц, вплоть до ребер и легких. Практически все, что можно было удалить, кроме их жизни.

Изуродованные женщины были безмерно благодарны за свою спасенную жизнь, а хирурги гордились своей тяжелой работой. Они же делали хорошее дело, потому что идея считалась бесспорно правильной. А на вопрос, можно ли обойтись без этого, следовал возмущенный ответ: «Вы что, хотите, чтобы эти женщины умерли, бессердечная вы свинья?»

Идея «чем больше вырезать, тем лучше» выглядела разумной и стала незыблемой догмой. Идея никогда не может быть ошибочной, просто люди не следуют ей с достаточной энергией. Когда несчастные женщины все-таки умирали от метастаз, объяснение состояло в том, что операция была недостаточно радикальной. Видимо, нужно было сразу же удалить еще кости и мозг, потому при раке груди метастазы чаще всего случаются именно там.

Так вот, ребята, все это было зря. Рак груди не распространяется локально. По крайней мере, когда это происходит, это происходит очень медленно. Раковые клетки очень быстро попадают в лимфатическую систему и кровоток и широко распространяются по телу. Часто задолго до того, как первичный рак может быть обнаружен.

То же самое было с запретом малейшей нагрузки пациентам после операций на сердце, из-за чего смертность возрастала многократно. С запретом нагружать ногу после перелома. С запретом есть овощи при язве. До сих пор считается, что тестостерон провоцирует рак простаты. Что первопричиной рака являются генетические мутации. Подобные примеры «идей» можно продолжать и продолжать. Администраторы применяют к еретикам инвизиторские методы, а коллеги - травлю и язык ненависти.

Мы любим идеи; они делают нас такими, какие мы есть. Мы защищаем их, бывает, даже ценой самой жизни. Иногда даже осознав, что мы неправы. В этом состоит непостижимый парадокс мышления.
Поэтому на признание глупости мастэктомии ушло 70 лет, глупости постельного режима - 50 лет. Сколько жизней за это время унесли логичные, но основанные на пустом месте идеи, трудно сосчитать.

Хуже всего то, что мы так ничему и не научились на этих ошибках. Политика борьбы против COVID-19 тому свидетельство.
Научные данные о блокировках COVID показывают, что они не работают - и могут фактически повысить уровень смертности.
Нам говорят, что карантин останавливает распространение инфекции, но где доказательства? Все места с наихудшим уровнем смертности следовали этой «идее», а там, где ней пренебрегали, в целом жили лучше.

Чем бессмысленнее и беспощаднее были меры изоляции, тем выше была общая смертность. Люди умирали не столько от заразы, сколько от инфарктов, инсультов, конфликтов и бессмысленности своего существования. Политические манипуляции с верой в свое мессианство, ради высокой идеи спасения жизней оказались убийственны.

Кросспостинг с ресурса, не находящегося под колпаком Лубянки: http://hozar.dreamwidth.org/
Возможность комментировать открыта только там: https://hozar.dreamwidth.org/716086.html.</font>