December 29th, 2015

dr_house

Изгнание из "Титаника"



Вся былая украинская политическая "многовекторность" во многом выростала из желания элит сидеть сразу на нескольких экспортных экономических стульях. И в этом смысле Россия, подчинявшая свою экономику интересам политики, заставляла соседей подчинять политику – интересам экономики.

Москва использовала самые разные приемы именно для того, чтобы выбить из соседних стран необходимые политические уступки. Торговые войны, придирки санэпиднадзора, цены на газ. Главных союзников Кремля на постсоветском пространстве роднит не ценностная привязка к России, а экономическая. И до недавнего времени Украина не была исключением.

Более того – украинская политическая элита до последнего мечтала лишь о том, чтобы сохранить экономическое статус-кво. Политических идеалов и убеждений не было, а потому на первое место выходило стремление монетизировать политику. Политические партии, которые эксплуатировали пророссийскую повестку, были порождением бизнес-кланов, заинтересованных в российском рынке.

А теперь Россия сама обрубает любые перспективы для их существования. Более того – она самостоятельно подтверждает перенос геополитической границы. Потому что отныне экономическая граница между ЕС и ТС проходит не внутри Украины, а по ее восточной границе.

Отбросим все иллюзии. Да, все это ударит по украинской экономике. Спровоцирует сокращения. Будет ломать рынок. В некоторых городах, промышленность которых была завязана на РФ, последствия могут быть чрезвычайно серьезными. Но Москва сама решила вытолкнуть украинскую экономику из зоны комфорта – и это тот самый случай, когда шаг вперед делается лишь благодаря хорошему пинку под зад.

Collapse )

Этого всего вполне могло бы и не быть. Не случись Крыма и Донбасса – Украина бы точно так же не имела армии, обсуждала бы условия Ассоциации с ЕС с Кремлем и прислушивалась бы к пожеланиям Москвы. Донбасс и полуостров голосовали бы за очередную "партию регионов", а по телевизору обсуждались вопросы языка и истории.

Мы это все уже наблюдали в 2005-м году, когда победа улицы обернулась косметическими переменами системы, но никоим образом не сказалась на ее архитектуре. И то, что происходит сегодня на наших глазах – это история про то, как, начиная с февраля 2014-го, именно Москва последовательно обрубает всякую надежду официального Киева на то, что можно будет украинский 2015-й превратить в украинский 2005-й.

Скажем ей за это спасибо.

Павел Казарин