hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Неизбежно, как смерть

Почему не удастся избежать финансовой и экономической катастрофы – ещё одна причина, сверх всех «старых» причин

Все знают, что у российских компаний и у российских домохозяйств большие долги. Очень большие. Совокупный долг всех российских компаний, частных и квази-государственных, приближается к одному триллиону (!) долларов. Такого не было никогда в истории царской России, СССР и пост-советской России.

Все знают, что у российских домохозяйств полно кредитов – автокредитов, ипотечных кредитов и потребительских кредитов. Часть этих кредитов – в валюте.

Все знают, что совокупный долг российских банков составляет около 200 миллиардов долларов, что более, чем в 10 (!!!) раз превышает аналогичную цифру всего лишь в 18 миллиардов долларов в 1998 году.

Страна is leveraged to its eyeballs, т.е. страна закредитована по самые небалуйся.

И эта закредитованность была бы подъёмной, если бы не аннексия Крыма, агрессия на востоке Украины и, как результат, санкции – вылившиеся во всеобщую «токсичность» страны с точки зрения мировой финансовой системы. В нормальных обстоятельствах большинство этого долга можно было бы нормально перефинансировать на глобальных рынках капитала, по приемлемым ценам, как это и было до 2014 года. Но КГБшники, управляющие Россией, исключили Россию из мирового рынка капитала, и сейчас настанет кредитный хаос.

Это всё мы знаем, и знаем уже давно. Благодаря мне и таким как я – которые реально понимают в этом.

Чего мы не знаем... вернее, что я, и такие как я, знаем, но чего ещё не знает общественность?

Дело в том, что стоимость т.н. «эквити», т.е. акционерного капитала любого актива – будь то компания, объект недвижимости, автопарк, девелоперская компания, и т.д. и т.п. – эта стоимость участвует в рынках капитала, в качестве годной стоимостной оценки залога, который потенциально из себя представляет любой акционерный капитал любого такого актива. Например, строите вы новые жилые дома под продажу квартир. Закладываете будущий дом в качестве залога банкам, у банков берёте кредитование, на постройку этого дома, или на постройку уже следующего дома. И так во всём, во всех классах активов – начиная от земли, продолжая построенной или строящейся недвижимостью и заканчивая акциями любых компаний, публичных или частных. Таким образом, «эквити» играет неотъемлемую роль в рынках капитала, включая её роль в качестве акционерного капитала-залога против получения кредитования на рынках долгового капитала.

Каков объём этого рынка? Затрудняюсь ответить. Потому что т.н. «notional amounts» этого рынка иногда не отображаются ни на каких балансах каких-либо российских банков. Этот рынок нерегулируем во многих своих частях, и часто является просто договорным внебалансовым рынком обыкновенных договорённостей между отдельными организациями и даже людьми. Все должны всем остальным.

В нормальных обстоятельствах это является «нормальным ведением бизнеса», тканью капитализма, частью его кровеносной системы. Например, фермер может заложить принадлежащую ему землю и даже всю ферму, для получения финансирования на долговом рынке, для покупки ещё одной фермы. И сделать это он мог в банке (что отразится в общем счётчике выданных кредитов всей банковской системы) или не в банке – в кооперативе фермеров, у друзей, у партнёрских организаций, богатых свободными денежными средствами, у поставщиков, у потребителей, и т.д.

И вот, во время экономического и финансового коллапса стоимость этого акционерного капитала падает. Рыночная стоимость. Или оценочная стоимость для тех активов, которые трудно оценить «по рынку». И тогда этой стоимости становится недостаточно для такого залога, против выданных в долг денег. Должников просят донести залог, или вернуть часть долга. На финансовых рынках ликвидных инструментов это называется марджин-коллом («margin call»), и на рынках менее ликвидных активов, включая кредитный рынок долговых нелеквидных инструментов (и включая банковские кредиты) это называется недостаточностью стоимости залога, что одно и то же. По сути – тем же марджин-коллом.

Не буду подробно описывать все механизмы, которые запускаются в этом случае – такие, как «пожарная продажа» заложенных активов держателями залогов, «плохие долги» и проблемы этих плохих долгов на балансах тех, кто выдал кредиты... Это всё выглядит некрасиво, когда начинает раскручиваться...

И это – всё равно какбэ не так убийственно страшно... если бы... если бы Россия продолжала участвовать в глобальном рынке капитала. А она из него де-факто исключена. Россия стала страной-изгоем, практически за одну ночь с 1-го на 2-е марта 2014 года.

И я утверждаю, что «левередж» России – это не только почти что один триллион долларов совокупных корпоративных долгов, которые нечем отдавать, это не только почти что 200 миллиардов долларов долгов банковского сектора, это не только закредитованность домохозяйств, а это ещё и чудовищная неучтённая падающая стоимость залога, в качестве которого используется огромный акционерный капитал по всей России, против всех неучтённых выданных кредитов, обеспеченных этими залогами, и падающими в стоимости. И сейчас это всё начнёт взрываться.

По сути, с 1-го на 2-е марта страна с одного (и допустимого) уровня левереджа перескачила сразу на «86-й уровень» левереджа, превратившись в один гигантский плотно надутый кредитный пузырь, из-за отрезания страны от внешних рынков капитала и из-за падения стоимости всех активов – а значит, и всех залогов в этом кредитном пузыре.

Что понимают в этом КГБшники, которые управляют страной?

И я могу сказать только четыре вещи: оу май гад, oh my God, ОМГ и OMG. Потому что когда этот самосозданный кредитный пузырь лопнет, останется неплодородная выжженная земля, и больше ничего. Даже труб от печей не останется.

Я не представляю, какими нужно было быть реальными дегенератами, чтобы принять те решения по Украине, да ещё в стране, которая уже была вставлена в мировую экономику и вплетена в мировую финансовую систему. О последствиях никто не думал, но, даже если бы и задумался, то не понимал бы и 1% последствий – ведь этому не учили в Высшей Школе КГБ СССР. Последствия от взорванного моста в Афганистане, от взорванного дома в Москве, от полония в чае в центре Лондона – эти последствия хорошо изучены, преподавались и учитывались. Собственно говоря, поэтому их почти что и не было, этих последствий. Надо расстрелять Яна Рокотова по обратному действию нового закона – расстреляли, без последствий. Надо заживо сжечь в крематории Олега Пеньковского и показывать эту видеозапись всем в КГБ, в назидание – сожгли, засняли, показывают, без последствий. Надо убить Литвиненко в Лондоне – подсыпали полония в чай, без последствий. Надо взорвать дома со спящими людьми в Москве и других городах – взорвали, без последствий. Надо сровнять Грозный с землёй – сровняли, без последствий. Надо напасть на Грузию и отделить территории – напали, отделили, без последствий.

Отсутствие видимых последствий, безнаказанность, безконтрольность, неподотчётность никому, узурпация власти – всё это привело к возникновению механизма принятия любых решений втайне, под покровом ночи и под покровом тайны, Советом безопасности РФ, на котором сидят сплошные КГБшники и друзья Путина, которые вообще ничего не понимают в том, что они делают, ни с точки зрения политической, ни с точки зрения экономической, ни с точки зрения финансовой, ни с точки зрения юридической. И иногда это приводит к ужасающим последствиям.

«Непродуманность действий» – так бы сказал какой-нибудь представитель ручной «системной оппозиции». «Неуклюжие действия» – так бы сказал телеканал «Дождь».

Я бы сказал по-другому. Что я и сделал. Повторять нет смысла, все слышали.

Лопнувший кредитный пузырь произведёт ударную волну такой силы, что искандеры и тополя будут чихать и кашлять, разлетаясь вдребезги. Вместе с нами. А возможно, и со всем миром.

Талантливые менеджеры из КГБ...
 
ПС
Помню я, как-то в августе, включили меня на «Дожде» по Скайпу в прямом эфире, где в студии Дождя был какой-то депутат Госдумы, председатель комитета... по «экономической безопасности», что ли...? Он мне кричал, в прямом эфире, что я ничего не понимаю вообще, и в санкциях в частности, перебивал, не давал сказать, хамил... ну, вёл себя как типичный депутат Госдумы. И говорил, что санкции нам не страшны, что всё это ерунда, что мы всё переживём, что всё преодолеем, что мы вместе, что главное, что восстановлена историческая справедливость, что мы, Великая Россия, можем, наконец, встать с колен, защитить себя и всех русских, защитить всех от Киевской хунты, он жидобандеровца-фашиста Коломойского, что нас не надо отжимать, что мы не отдадим ни одной пяди земли, на которую претендует Запад... Председатель комитета Госдумы по экономической безопаности Российской Федерации... или как там его.


Слава Рабинович
Tags: рабинович, экономика
Subscribe

Comments for this post were disabled by the author