hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Трагедия Донбасса


Вопреки расхожему мнению, на происходящее в Донбассе украинцы реагируют не со злобой, а с недоумением. Когда толпы путинцев штурмовали админздания, это было ещё можно понять. Люди добивались того, чего им хочется. Когда относительно мирные протестующие превратились в боевиков, и этому нашлось какое-то внятное объяснение. Правительство не захотело по-хорошему, значит попробуем по-плохому. На Майдане ведь примерно так и было: сначала песни, потом булыжники. Но дальше Донбасс завилял, закружился и вылетел за пределы всякой логики.

Донбасс – это трагический герой, впавший в нигилизм регион-панк, бунтарь, ведомый одному ему понятными порывами. В СССР Донбассу было хорошо: напичканный заводами ещё при царе, он был востребован и процветал. Но не всё коту масленница: страна советов тихо умерла и регион остался не у дел. Окружающий мир стремительно становился либерально-капиталистическим. «Хочешь жить, умей вертеться» — твердили со всех сторон.

Но Донбасс вцепился своей шахтёрской хваткой в прошлое и ожесточённо отбрыкивался от глобальных трендов. Издержки оказались огромными: промышленный край остался без промышленности и плотно подсел на дотационную иглу. Труженики, которых «никто не ставил на колени», встали на четвереньки и поползли в копанки.



А тем временем, мир вокруг переставал быть советским, а Украина сбрасывала мёртвую кожу УССР. Дело шло не без эксцессов и перегибов – что взять со страны-подростка? Yj Донбассу нужен был повод хлопнуть дверью, и он его нашел – и сбежал в собственную причудливую реальность. Там, в мире мрачных донбасских кошмаров, ему запрещали говорить на русском языке, принуждали любить геев и зиговать Шухевичу.

Донбасс чувствовал себя Брестской крепостью 2.0, осаждённой бандеровцами, евросодомитами и американцами. Держал оборону и при этом ещё успевал «кормить всю страну». Итог оказался печальным. Украинцами мы становиться не захотели, но, ни русских, ни советских из нас не вышло. Донбасс провалился в историческое безвременье – уселся между стульев и обиженно засопел.

Конечно, в этом ему активно помогали всякие доброхоты, которым он был нужен в качестве полезного геополитического дурачка, кормовой базы, средства удовлетворения собственных политических склонностей. Большинство этих персонажей мы знаем поимённо, но речь сейчас не о лицах, а о тенденциях. Чем сильнее Донбасс отрывался от реальности, тем беспомощнее он становился.

Продолжаться так вечно не могло. Если какая-то ветвь эволюции заходит в тупик, она отмирает. Если в работе Windows происходит критический сбой, система перезагружается. По законам трагедии, герой должен либо умереть, либо чудесным образом переродиться.

Похоже, в истории действительно есть своя внутренняя логика и Донбасс пошёл на перезагрузку. Его конфликт с окружающей действительностью достиг апогея: горстка безбашенных активистов от имени двух областей объявили войну целой стране. Причём за страну вписался Госдеп и вся рептилоидная рать, а Донбасс кинул даже Путин. Донбасс взял курс на самоуничтожение, поскольку в своей нынешней форме он существовать просто не мог.

Сейчас здесь рушится всё: политика, экономика, социум, культура. За каких-то несколько месяцев Донбасс пострадал сильнее, чем за годы постсоветского разграбления, включая бандитские войны 1990-х. Издержки с трудом поддаются подсчёту: ломаются судьбы, обрываются жизни, корёжится мораль и извращается сознание. Это Рагнарёк, детка.

История – безжалостная сука, но она любит завершённые сюжеты: когда дым рассеется, у Донбасса появится шанс начать всё с начала. И возможно, в этот раз его судьба сложится иначе. В конце концов, у других же получилось – чем мы хуже?..

Денис Волков
Tags: совок
Subscribe

  • Шабат шалом!

    Мы умрем, потому что нам повезло. Мы вытянули счастливый билет. Большинство людей никогда не умрет, потому что они никогда не родятся. Число людей,…

  • Евгений Юрьев

    В двадцать первом веке человечество столкнулось с самой страшной опасностью для своего существования. Окситоцин - гормон заботы, принятия, нежности и…

  • Artem Golikov

    Мы пребываем в этаком странном ресторане - посетители голосуют, и выбирают для всех единственное блюдо. А потом, хочешь, не хочешь, все вынуждены…

Comments for this post were disabled by the author