hozar (hozar) wrote,
hozar
hozar

Category:

Россия исчезает

Нас уверяли достаточно давно, еще с дореволюционных времен, что Россия — это некая отдельная цивилизация. Философы писали о русскости, о наших особостях… Мне кажется, что какая-то часть правды в этом есть. В таком же ключе можно рассуждать и о «европейскости», «азиатскости». Россия, в силу огромной территории, большого населения, своей истории — это своеобразный культурный, идеологический, этнический феномен на карте мира, который в своих основных чертах начал складываться после прихода к власти династии Романовых.

Во времена Петра I к нам пошел поток «европейскости», началось участие России в переделах мира, Европы, мы Наполеона побеждали, вели русско-турецкие войны и так далее. В первой половине XIX века образовался феномен «русскости», который формально очень трудно описать.

Сформировали триаду: православие – самодержавие – народность. Возьмем, к примеру, роль православной религии. Но ведь был Синод, которым фактически управлял император, не было никакого патриарха, когда церковь была просто частью государства. О каком православии идет речь? Конечно, все ходили в церковь, молились, все обряды исполняли, но никакого влияния на общественное развитие церковь как институт не оказывала. Самодержавие действительно было, но оно органически отрицало народность, разве что пыталось в него играть царскими выходами на люди в сапогах или в казачьем прикиде. Однако какой-то феномен «русскости», совершенно отличный от упомянутой выше идеологической триады, существовал, хотя разглядеть его детали было очень и очень сложно. Тем не менее было понятно, что «русское», «великорусское» чем-то отличается от «германского», от «северо-американского», от «китайского». Так вот, этой особости сейчас наступает конец.

Почему? Проблема не в границах государства российского. Я никоим образом не хочу сказать, что Россия через пять или десять лет изменит границы, развалится на независимые государства, ничего подобного. Я практически уверен в том, что Россия, может быть, еще сто лет будет существовать в нынешних границах. Но это уже не главное. Знаете такое слово — «нутряное»? Это то, что двигает людьми, большими массами людей — и создает какие-то тренды. Почему они движутся туда? Почему они именно это делают? Почему они именно так поступают? Почему они так реагируют на какие-то внешние вызовы? Это, по сути, биосоциальное явление. Ведь Россия — большая популяция, которая внешне презентует себя как феномен особой «русской цивилизации».
Почему я говорю, что этому феномену сейчас приходит конец? Потому что на протяжении всего XX века его успешно гробили.

У этого феномена есть несколько слоев. Самый внешний слой — это институт государства. Коррупция, неэффективность, непрофессионализм, ручной режим сделали из этого института вещь в себе, что-то наподобие яйца, из которого давно ушло все его содержимое. И это уже несет колоссальную угрозу «русской цивилизации».

Второй слой этого феномена — то, что называется «гражданским обществом». Это все виды самоорганизации людей, формальные и неформальные. Понятно, что советский строй этому виду человеческой активности нанес колоссальный ущерб. Бытует миф, что якобы в советское время был апофеоз коллективизма. На самом деле мы с вами понимаем, что это был апофеоз атомизации общества. У нации сильно порушили чувство сплоченности и солидарности, почти полностью выбили у людей желание объединяться друг с другом вне зависимости от государства, от монаршей воли, чтобы защитить свои интересы или даже удовлетворить какие-то свои потребности даже не по защите себя от внешней угрозы, а просто для совместного проведения времени.

Но гражданское общество – это не самый последний слой. Главное, что определяет здоровье (в широком смысле этого понятия) нации, лежит еще глубже. Это межличностные отношения. Межличностные отношения - это самая глубокая, базовая ткань социума. Глубже этого только биология. Так вот: если бы межличностный базис был хотя бы относительно здоровым, то при определенных условиях все остальные слои – гражданское общество и государство– могли бы реанимироваться и создать действительно динамично развивающуюся страну.

Многие люди уже не могут общаться друг с другом без вопроса «А ты за кого?». Украинские события стали спусковым крючком для вываливания наружу и крайнего обострения отношений, вплоть до ссор и прерывания всячески отношений, между мужем и женой, родителями и детьми, внутри трудовых коллективов — до этого люди работали, и их мало интересовало партийное, кто левый, кто правый. И вдруг оказалось, что «тот, кто не с нами, тот против нас». Я бы сказал так: раскрошение социума на уровне государства и гражданского общества уже дошло до самой глубины.

Ничего не хочу про это большинство сказать плохого. Но, учитывая описанную выше сильную траченность личностного и межличностного базиса, страна стала сильно напоминать корабль, который сорвало с якорей и несет невесть куда. А капитан думает, что все под контролем.

Я как экономист говорю — экономика у нас фундаментально тормозится даже и без западных санкций. Это было подготовлено годами нефтегазового изобилия, когда у тех, кто у руля, не было никакой мотивации немного заглянуть вперед. Нефть и газ — это безумно выгодно, потому что доходы идут прямо сейчас, и их можно приватизировать. Мы в результате неуклонно двигались к ловушке, в которую уже и попали, когда темпы экономического роста близки к нулю, и это еще хороший результат.

И тут у людей, принимающих решения в нашей стране, появляется ясность: то большинство, которое недобрало за эти годы с материальной точки зрения — оно этого и не доберет. Может возникнуть брожение, вызванное не очередными политическими поворотами, а спровоцированное потерей элементарных бытовых перспектив. И вот тут приходит время промывки мозгов. Власть вместо того, чтобы как-то остановиться, подумать, вот эту самую глубинную ткань сохранить и нарастить, ее еще больше разрушает психоделической пропагандой. Нас хотят убедить в том, что мы должны затянуть ремни, потому что вокруг супостаты, а внутри – национал-предатели и «пятая колонна», которые хотят разодрать на куски Россию.

А тут ведь Европа и Америка в экономическом смысле потихоньку поднимаются. А у Владимира Владимировича, я думаю, был расчет на то, что Запад загнил окончательно и с ним можно уже не считаться Это, видимо, не так, что подтверждает большинство даже российских независимых экспертов. Поэтому ситуация с состоянием социума, которую я описал, может еще более ухудшиться.

Понятно, что 143 миллиона людей не исчезнут, не вымрут. Но, видимо, впереди нас ждет какая-то жуткая ментальная катастрофа. То, что мы сейчас видим в межличностных отношениях, становится типичным. Но это что означает? Давайте представим себе Россию, если это все будет продолжаться, лет через 10-15. Этот сценарий мои коллеги назвали «Скучная Россия». Чем занимается эта страна? Добывает нефть и газ и продает их по ценам, которые позволяют немного подтягивать штаны по примеру нынешней Венесуэлы. В этом секторе работает небольшое число людей. Плюс какое-то количество людей это обслуживает и охраняет — банки, охрана, армия, полиция. Плюс больницы, парикмахеры для тех, кто работает в этой сфере. Грязную работу — улицы подметать, сантехнику чинить — делают гастарбайтеры, те же таджики, узбеки, которых большинство наших соотечественников по-прежнему очень «любят». Будут и какие-то люди, которые ничего не делают, живут за счет, скажем, огорода и крошек, которые сверху, все меньше и меньше, но сваливаются с барского стола. А остальные уехали.

Понимаете? Это идеальная страна для нынешнего типа управления. В этой стране никакого гражданского общества, конечно, не может быть, кроме имитационного. Какие там могут партии? Снова чисто имитационные. Какая политическая борьба? Там снова принцип такой: ты против — тебя сразу же срезают под корень. Либо ты уезжаешь, либо тебя гнобят психологически, тебя ломают. Жизни в такой стране нет. Сплошная имитация.

Возвращаясь к началу нашего разговора, когда я сказал, что Россия как феномен русской цивилизации - заканчивается. Сейчас Россия (не будем строить иллюзий) - страна второго ряда. Центров силы уже много, мир уже не однополярный: США, Китай, Евросоюз, с большой натяжкой исламский мир. И для России было бы большим счастьем выбрать очень правильную конфигурацию отношений с этими центрами силы.

Но сейчас, боюсь, и этот вариант уже практически нереален, потому что нас вычеркнули из списков потенциальных союзников и Запад, и, давайте не строить иллюзий, Китай. Мы выпали из этого миропорядка. Даже на постсоветском пространстве мы не можем быть уверенными в том, что наши партнеры по будущему Евразийскому Союзу – Беларусь и Казахстан – в один прекрасный момент не скажут России «до свидания».

Евгений Гонтмахер
Tags: Россия
Subscribe

  • Россия во мгле

    Мой прогноз от января 2009 года пока сбывается. Как бы ни трепыхался в Путин в паутине, крах его режима исторически неизбежен. Посмею в очередной…

  • Чёта я не удивлён

    Талибанизация Снежной Кореи идет полным ходом. Как следует из результатов опроса общественного мнения, проведенного Высшей школой экономики, каждый…

  • Невзоров о революции

    Уже не менее трех веков наипервейшей потребностью России является революция. Конечно, в истории этой страны были бурления толп и отстрелы царей. Но…

Comments for this post were disabled by the author